Выставка художника Назарова Михаила Алексеевича | Выставки в Уфе
updated 2:26 PM, Dec 1, 2022 UTC

Выставка художника Назарова Михаила Алексеевича

Выставка художника Назарова Михаила Алексеевича

Идея, которая занимает художника Михаил Назарова с ранних лет и структурирует всю творче­скую жизнь, - возвратить первообраз Земли, вернуть ей органическое состояние. Земля замусоривается, переживает болезнь, в ее живое тело постоянно вторгается вирус отхода цивилизаций. Художник, воспринимая ее как изрезанное, покрытое шрамами и травмами существо, постоянно пытается это существо исцелить, совер­шая магические жесты над ее поверхностью и погружаясь в ее внутренние слои, в мир плазменных состояний.

Рассматривая пространство как особое место бытия, художник все дальше ухо­дит в глубины реальности, в своих проектах он продолжает настойчиво следовать од­ной и той же задаче - обнаружить место обители, которое позволяет осознать при­частность человека к иным измерениям, и создать на этом месте храм.

В своей визуальной философии художник утверждает, что только тогда, когда мы по-настоящему начнем уважать свою бедность, свою естественность и аскетическую органичность, тогда и наша реальность может предъявить свою сакральность и из­быточность жизни.

Художник Михаил Александрович Назаров

Художник Михаил Александрович Назаров

В 1915 году, накануне появления картины «Черный квадрат», Казимир Малевич записывает: «Вся Земля изъедена шашлем». Шашель - это жук-древоточец, уничто­жающий все построенное из дерева, весь естественный предметный мир человека, его «растительную» среду обитания. И далее К. Малевич пишет: «...для спасения не­обходимо улететь в космос».

Художник Михаил Назаров предпочитает остаться на Земле, своим присутствием сохраняя надежду на ее оздоровление и дальнейшее преображение. Он остается в простран­стве своей личной экзистенции, в старенькой «Устиной землянке», вглядываясь в «Окна своей памяти», в «Окна Карпова Ивана и Нюрки Судоплатовой», вслушива­ясь в поскрипывания досок, напоминающих звуки половиц комнаты родительском доме, где царствуют домашние ангелы. Эта новая художественная стратегия связа­на с абсолютным осознанием прихода «иной» реальности, ее признания и поиском «иных» путей художественного поведения в пространстве, в котором, казалось бы, искусство просто не имеет возможностей для существования.

Выставка художника Назарова Михаила Алексеевича

Художник переживает свой мир, отказываясь от иллюзорности, рассматривая мироздание в самых простых точках, неотделимых от человеческого труда, от при­косновения человеческих рук, способных трансформировать уходящее в неизбыв­ное. Одна из его картин так и называется «Я все равно здесь живу». Душа Михаила Назарова живет в дощатых заборах, самоварных трубах, в фарах старых автомоби­лей, в угловатых жестах его героев, в убедительной вещественной образности дере­венского застолья, в его ностальгической визуальной акустике, в чуде прикоснове­ния к простой табуретке.

Метафизическое пространство художника, неотделимое от места его прожива­ния, Урала и Предуралья, существует вне эвклидовой геометрии; оно изгибается, соз­давая внутри себя ниши, «пещеры», полости самососредоточения, или трансформи­руется в «горы» как сферы особой просветленности материи Земли.

Пространственный мир художника развертывает свое содержание через про­стые элементы - треугольники, изломанные линии, квадраты, изгибающиеся гори­зонты, обнажая здесь, на земле, свои «черные космические дыры».

Выставка художника Назарова Михаила Алексеевича

Внутренняя реальность произведений М. Назарова в своих энергиях оказыва­ется «сильнее» любой внешней, она превращается в реалии свободы, наделяется взрывчатыми состояниями, таит в себе парадоксы и предощущает катастрофы. Ее образность представляет чистое творчество как преодоление всех социальных табу и метрических ограничений, включая в себя слова и целые тексты-вырезки из газет и объявлений, как это происходит в уникальной по своей напряженности композиции «Женщины Войны». «Растревоженная» кристаллизация форм, смена масштабов, ра­курсов, локальных перспектив определяют каждую композицию Михаила Назарова. Сама живопись в этой новой художественной структуре обретает особую ценность и значимость, символизируя в своих чувственных знаках драму, которую переживает художественная личность как датчик, фиксирующий сердцебиение времени, карди­ограмму нашей российской истории и культуры.

Картины художника Михаила Александровича Назарова