Художник Юрий Михайлович Ракша | Часть 2 | Художники России
updated 2:26 PM, Dec 1, 2022 UTC

Художник Юрий Михайлович Ракша. Часть 2.

Юрий Ракша. Автопортрет. 1955 год. Холст. Масло. 29 Х 19,8.

В его основе — до­кументальный факт из биографии художника и тех людей, в судьбу кото­рых война внесла трагизм и горе. Сюжет эскиза — первые послевоенные го­лодные годы, когда даже варёная в чугунке кар­тошка была на столе не каждый день. Её вожде­ленный аромат собрал за столом семью. Неожидан­но в дом вошёл голодный немецкий солдат. Про­тягивая на ладони свою боевую награду, он про­сит дать ему что-нибудь поесть. Дело в том, что пленные немцы в суровые зимние морозы работали во дворах домов, пережи­вая голод и холод. Но Рак­ша как опытный мастер выходит в эскизе за рам­ки событийной конста­тации реального сюжета. Он окрашивает образ гуманистическими раз­мышлениями о человеке и человечности. Велико­лепный рисунок, выразительность пластики, вы­веренность композиции способствуют воплоще­нию авторского замысла.

Юрий Ракша говорил, что его всегда неудержимо влекло к человеку. «Я хотел разглядеть его, расшифровать, раскрыть его характер, найти своего героя», — писал он в ста­тье «Изображать и выражать». Его герои много­лики, они — люди разных возрастов и профес­сий, но в каждом из них автор выявлял, прежде всего, духовную устремленность и красоту. Пе­ред зрителями выставки впервые предстаёт са­мая ранняя работа художника — «Автопортрет» 1955 года, в котором он передаст не только эффекты светотени, но и рисует образ серьёзного, с вдумчивым взглядом молодого человека.

Юрий Ракша. Эскиз картины «Крест за картошку». 1970-е. Бумага, карандаш, уголь. 171x120,5.

Юрий Ракша. Эскиз картины «Крест за картошку». 1970-е. Бумага, карандаш, уголь. 171x120,5.

Ирина Евгеньевна Ракша принесла в дар музею и портрет близкого по духу Юрию Михайловичу человека и писателя Саввы Дангулова (1978). Написанный с тёплыми интонациями этот образ красив своим внутренним светом

Коллекция Юрия Ракши в собрании музея ярко выявляет и главную героиню его произведений. Это любимая жена, муза и единомышленник Ирина Ракша — героиня полотен «Ожидание» (1965), «Моя Ирина» (1969), в которых изящество линий и колорита воплощают возвышенность чувств автора и портретируемой. Художник не скрывает любование натурой и в композиции 1967 года «Ты и я», что ещё в большей степени подчёркивает глубину его переживаний. Сцена, запечатлённая художником, — это то мгновение жизни, в котором заключено самое сокровенное и раскрываются тонкие грани человеческих отношений. Это лирико-драматическое произведе­ние замечательно своим колоритом с переливом золотисто-коричневых, серебристых тонов, ла­конизмом композиции и пластики. Их гармоническая цельность и благородство направлены на главное — воплощение духовной составляющей образа.

Юрий Ракша. Ты и Я. 1967 год. Оргалит. Масло. 60,2x77,2.

Юрий Ракша. Ты и Я. 1967 год. Оргалит. Масло. 60,2x77,2.

Эти же качества присущи и одному из про­граммных произведений Юрия Ракши — кар­тине «Продолжение» (1978). Последние месяцы его жизни она всегда стояла в мастерской на мольберте, и это было своеобразным прощани­ем художника с родными людьми, с любимым миром. В «Продолжении» — вновь черты доро­гих лиц: жены Ирины и дочери Анечки. «Дочь у меня очень похожа на жену, и для меня это про­должение течения нашей жизни, неизбывные какие-то мотивы, которые я любил, настроения, пластика», — писал Юрий Михайлович. Мы уз­наём его певучую пластику, в ней заключена ме­лодия жизни, любви, вечности. Необычайную поэтичность, одухотворённость придаёт кар­тине фон — пейзаж с безграничными просто­рами озёр, лугов, дальнего холма и венчающего его белокаменного храма. Величественная кар­тина родины, России — это рефрен, вторящий мыслям автора о вечности жизни. Кроме этого программного посыла, «Продолжение» являет и другой посыл, столь же характерный для ми­роощущения мастера. Он выражен в его словах: «Думаю, что состояние гармонии мира, извечной красоты природы, а также тревоги за неё будут ещё не раз привлекать меня».

Юрий Ракша. Продолжение. 1978. Оргалит. Масло. 60,2x56,6.

Юрий Ракша. Продолжение. 1978. Оргалит. Масло. 60,2x56,6.

Потому неслучайно, что в том же 1978 году Ракша написал картину «Добрый зверь и добрый человек». В лице героини картины угадываются черты жены Ирины, но в месте с тем, очевидно, что перед нами аллегорический образ покровительницы и защитницы природы, слитый с миром животных и растений. Полусказочный характер полотна диктует автору его нарядную декоративность, светоносный колорит, которые одухотворяют этот мир гармонии и добра.

Размышления о гармонии человека и природы - одна из главных тем в творчестве Ракши. Ее поэтическое претворение - в картинах «Под­снежники» (1967), «По белу снегу» (1975) с их настроением обновления, жизнерадостными нотами. Сколько чистоты, ощущения необычайной красоты действа сообщает нам переливающийся серебром холст «По белу снегу»!

Юрий Ракша. Домой. 1970. Оргалит, масло. 67x98.

Юрий Ракша. Домой. 1970. Оргалит, масло. 67x98.

В собрании музея есть и несколько чисто пейзажных произведений мастера. Нам особенно дорога одна из ранних в его творческом наследии композиций — «Домой» (1970). Она дорога тем, что связана с его воспоминаниями об Урале, о родной Башкирии. Художник писал: «Где-то далеко теперь нестеровские дали за рекой Белой и, наверное, я до конца жизни так и останусь должником перед ними, не смогу написать всё желанное, дорогое сердцу. Но моя малая ро­дина станет и уже стала частью всего большого, открывшегося мне в моей жизни, частью всего, мною сделанного, частью меня самого». Осенён­ная золотом и серебром, природа в картине «До­мой» словно охраняет покой живущих среди неё людей. Невольно поддаёшься ощущению размеренной жизни, тишины, царящих в добром мире, который создал художник средствами колорита, чёткой пластики и рисунка.

Лирическое полотно «Утиная заводь» (1971) — одно из редких в творчестве Ракши: оно написано под непосредственным влиянием на­туры. Реалистическое письмо убедительно вос­производит красоту этого уголка природы: оно такое же трепетное как сам природный мотив с тонкими линиями берёз и камышей.

Юрий Ракша. Утиная заводь. 1971. Оргалит, масло. 45,2x71.

Юрий Ракша. Утиная заводь. 1971. Оргалит, масло. 45,2x71.

В 1974 году началась работа Ракши над фильмом «Дерсу Узала». Съёмки про­ходили в тайге Уссурийского края. Вели­чественная красота этих мест вдохновила его на создание ряда произведений, одно из которых — «Тальник. Дальневосточ­ные холмы» (1974) — представлено в экс­позиции выставки. Размах и мощь даль­невосточной природы диктуют мастеру иную, нежели в предыдущей работе, пла­стику письма — с динамикой форм и ли­ний, контрастами цветов.

Картина «Лебединое озеро» (1978) близка по образному звучанию картине «Добрый зверь и добрый человек»: обе отображают особый, романтический на­строй души художника тех лет. Он пишет природу, подчиняя её образ собственному замыслу, сочиняет этот сказочно-таин­ственный мотив, вовлекающий зрителя в затейливую игру стволов и крон деревьев, отражающихся на глади воды.

Будучи художником кино, «…я много ездил по стране, выбирал «натуры», работал с самыми разными людьми, с различным историческим материалом», — писал Ракша о себе. Его наблю­дения и впечатления нашли выход в 9-частной композиции «У себя дома» (1971-1974). Юрий Михайлович ещё называл её «Русь неуходящая», подчёркивая этим подлинность и жизненность изображённых сцен. Одновременно в решении композиции каждой части очевидно и фоль­клорное начало, выражающее мудрую наблюда­тельность, добрый юмор автора. Праздничная нарядность колорита, несколько уплощённая трактовка пространства и рисунка вызывают ассоциации с живописью русского лубка. Этот ассоциативный приём использован художником намеренно — с целью создания образа истинно народного духа.

Валентина Сорокина, искусствовед,

заслуженный работник культуры РФ и РБ,

лауреат премии им. П.М. Третьякова