Общая теория документа и теория музееведения точки пересечения
updated 8:16 PM, Jan 28, 2023 UTC

Общая теория документа и теория музееведения: точки пересечения

Общая теория документа и теория музееведения: точки пересечения

Терминологические сложности всегда оказываются в центре внимания ученых. Необходимость создания точных определений — актуальная проблема в любой области человеческого знания. Мы предлагаем вашему вниманию статью Евгения Александровича Плешкевича, кандидата исторических наук, заведующего кафедрой гуманитарных и социально-экономических дисциплин филиала РГГУ в г. Саратове. Автор предлагает познакомиться с историей бытования терминов «документ», «музейный предмет» и др. В статье рассматриваются источниковедческая, информационная и информационно-источниковедческая концепции документа.

Практическим результатом формирования теоретических знаний о документе выступает методологическое обеспечение научных дисциплин, использующих документный подход и, соответственно, документационные понятия. В значительной степени это касается музееведения, где важное значение имеет теоретическое обоснование объекта музейной деятельности и где на протяжении длительного времени наравне с предметным и иными подходами используется документный подход.

Анализ концепций документа

Первоначально методологической основой использования документного подхода стала так называемая источниковедческая концепция документа, согласно которой под документом понимался любой носитель информации, вовлеченный в научный или познавательный процесс. Данная концепция начала разрабатываться историками в XIX веке для обозначения различных носителей исторической информации. В качестве вариантов предлагались термины «источник», «след», «памятник», «документ». Известный французский историк Шарль Сеньобос термин «исторический источник» заменил термином «документ», определив его как «след исчезнувшего факта» — иногда в форме материального предмета, но чаще в форме записей, составленных людьми, которые сами видели эти факты. Предложенная французами терминологическая замена была поддержана в России. Так, например, Н.И. Кареев определял исторические источники как документы, другой теоретик источниковедения, Н. Н. Козьмин, отмечал, что документы — это те следы, которые оставили думы и деяния живущих в прежнее время людей. В этом же значении понятие «документ» было закреплено в «Новом энциклопедическом словаре». Понимание документа как источника или доказательства легло в основу понимания «документирования» как обоснования документами, а понятие «документированный» стало рассматриваться как «основанный на документах».

Общая теория документа и теория музееведения: точки пересечения

В начале XX века источниковедческая концепция получила развитие в работах Поля Отле, который включил в состав документации не только документы, но и музейные коллекции, назвав музейные экспонаты «объективной документацией». В 1930-х годах в издании «Международный путеводитель по архивам»6 документ определялся как всякий материальный источник познания, пригодный служить для справки, изучения чего-либо или доказательства. В качестве примеров были приведены рукописи, печатные произведения, графические изображения, иллюстрации, музейные предметы.

На смену источниковедческой концепции документа в 1940-50-е годы приходит информационная концепция. В швейцарском путеводителе по документам им считается всякий предмет, могущий чему-либо научить, помогающий изучению и имеющий силу доказательства, например: рукописи, печатные издания, графические или художественные произведения, объекты коллекционирования и т.д.

Общая теория документа и теория музееведения: точки пересечения

В 1950-х годах этот подход получает поддержку среди документалистов. «Можно ли назвать документом звезду? Является ли документом камень, который катит поток? Является ли документом животное?» — спрашивает известный французский документалист Сюзанна Брие и отвечает: «Нет. Но документами являются фотографии и каталоги звезд, камни в минералогическом музее, животные, описанные в каталоге и выставленные в зоопарке». Такой подход, отмечал впоследствии Г. Воробьев, позволяет включить в состав документных фондов не только архивы и библиотеки, но также музеи и выставки.

Выделение информации в качестве объекта изучения, а документа как информационного объекта привело к формированию информационного подхода, носящего междисциплинарный характер. В рамках информационного подхода в 1970-х годах А. И. Михайлов, А. И. Черный и Р. С. Гиляревский расширили понятие документа, включив в него не только носители вторичной информации — книги и рукописи, но и произведения искусства, нумизматические памятники, музейные экспонаты минерального, ботанического, зоологического или антропологического характера. Статус документа они закрепляли за любым материальным объектом, который фиксирует или подтверждает какие- либо знания и может быть включен в определенные собрания. Таким образом, в рамках информационного подхода в качестве обобщающего понятия было предложено использовать термин «документ» не только для объектов, традиционно определяемых как документы, но и для других, в частности для музейных предметов. Документирование при этом рассматривается как совокупность процессов сбора, анализа, преобразования, хранения, поиска и распространения информации, систематически осуществляемых каким-либо учреждением.

Общая теория документа и теория музееведения: точки пересечения