Живопись. Фотография. Дизайн.

Register Login

Художник Виктор Суздальцев. Акварельные пейзажи

По местам пленеров. Мурадымовское ущелье. Акварель – одна из самых живописных техник не только для профессионала, но и для художника – любителя. Она не всем открывает свои секреты. Тот откроет для себя яркий и прозрачный мир акварели, кто долго и терпеливо работает в акварели и любит ее по - настоящему. Чистый цвет на белой бумаге, как музыка органа, настраивает человека на чувственные переживания

Виктор Суздальцев.

Акварель пленяет его чистотой и прозрачностью красок, изысканностью цветовых переходов. Ее называют капризною техникой. И это верно: трудно удержать краску, плывущую по влажной бумаге. А еще она слывет одной из самых привлекательных для художника – лирика. И это тоже верно: нет другой такой техники, чтобы более тонко смогла воспроизвести музыку красок, передать красоту букета цветов, настроение природы.

Подчиниться ритмам и краскам природы, наполнить акварель или картину собственными размышлениями, вложить в нее восторг, рожденный чувством самой Природы – Суздальцеву это всегда удавалось! В его творчестве часто пейзаж обретает поэтическую трактовку: он притягивает зрителя избранной красотой мотивов и завораживает красками – то хрупкой голубой нежностью весеннего дня, то яркими переливами багряно – золотой осени. Зыбкая изменчивость состояния природы, ее богатая палитра дарят художнику вдохновение: он десятки раз может обратиться к одному и тому же мотиву, но при этом не повториться в эмоциональном содержании самой работы, раскрывая зрителю каждый раз новые возможности акварели.

Виктор Суздальцев на этюде. Мурадымовское ущелье.

Виктор Суздальцев на этюде. Мурадымовское ущелье.

Акварельные пейзажи чаще сравнивают с нежной и тонкой поэтической лирикой. Действительно, лирика – одна из важных граней творчества Виктора Суздальцева, но не единственная. Иногда он предстает перед зрителем суровым и драматичным, как в работах камчатской серии. При этом изобразительный язык акварелей Виктора Суздальцева строится на традиционной реалистичной системе, а в самом подходе к технике он сохраняет классические акварельные приемы. И в этом он последователен. Но что такое творчество без обновления? Достаточно посмотреть на его работы 1960-1999 годов, чтобы убедиться: Суздальцев не гнался и не гонится за модными течениями в искусстве, но время от времени обновляет акварель новыми техническими или композиционными приемами, иным цветовидением.

После неудачной попытки с организацией первой персональной выставки, он с удвоенной силой принимается за работу. С 1968 по 1972 делает две крупные монументальные работы – в Туймазах и Салавате. В мозаике Туймазинского завода медицинского стекла и росписях Салаватского завода и Дворца машиностроителей он работает цветом, раскованно и ярко, сильно и точно, понимая: только так и можно работать в эпических веществах. Говорят между монументализмом и акварелью связи нет. Если внимательно отследить эволюцию творчества Суздальцева, то абсолютно ясно становится, что эта связь возникает непременно, если художник работает в монументальных формах и не оставляет при этом камерные: тематически эти работы не связаны никак, но в камерных акварельных пейзажах Суздальцева то и дело возникает монументальная программа эпического пейзажа, выраженная цветом, то панорамной композицией.

По местам этюдов. Мурадымовское ущелье.

По местам этюдов. Мурадымовское ущелье.

В 1972 году он впервые едет на творческую дачу Сенеж. Там же, работая в группе монументалистов, он не оставляет акварель. С Сенежа в 1972 и 1973 года Суздальцев привозит акварельные пейзажи, звонкие по цвету («Утро»), легкие и лирические по настроению («Сенеж», «Оттепель»). Это пока еще не те сильные и раскованные в цвете акварели, по которым мы узнаем сегодня Виктора Суздальцева, но в них уже тогда проявились его основные качества: умение цветом передать эмоциональное содержание работы и поэтическая трактовка пейзажа.

1980-е годы в его творчестве обретают значение программные поздки. Он много ездит и по Башкирии и по стране. Способность запоминать увиденное не раз пригодится ему уже и после поездок. Спустя какое – то время, он вновь возвращается в своем творчестве то к пейзажам Вологодской области, то к камчатским впечатлениям. И сами поездки, и увиденная в них природа, и люди, и общение с российскими мастерами – ничто не пройдет для него даром: 80-е станут для художника временем накопления огромного полезного и качественного профессионального багажа. Путешествия по стране откликнутся в его творчестве сериями разнохарактерных и разно - жанровых работ «По Вологодской области», «По Камчатке», а с Байкала он привезет целый ряд мастерских картин в живописи маслом.

1984 стал годом его дебюта на акварельной выставке всесоюзного уровня. В экспозицию вошла его работа «Письмо» 1983 года. Написанная по впечатлениям и по воспоминаниям из детства, она пережита семьей, опалена пожарами войны и потерями близких. Многие годы спустя художник вспоминает, как тетка Настя, так и не дождавшаяся брата, уже после войны получила из военного архива письмо с сообщением о его смерти. А еще – как долгие годы семья ждала писем с фронта, их так и называли по-деревенски – «письма – ждалки». Память возвращает художника в старый родительский дом, пережитым горестям. Он пишет о них в «Письме», адресатами которого станут не только его современники, но и те, кто придут после них. Кто сказал, что акварель не способна «поднять» тему – он был не прав…

Виктор Суздальцев с учениками. На этюде.

Виктор Суздальцев с учениками. На этюде.

В 1987 году он едет в составе творческой группы акварелистов по Вологодской области, откуда привозит десятки листов с пейзажами русского севера. Вологодская тема тревожит его еще года три после поездки. Он вновь и вновь возвращается к ней, всякий раз вспоминая то русское село Ферапонтово, то храмы Кирилло – Белозерска. Вся серия «По Вологодской области» представляет собой достаточно разнообразные по акварельным приемам листы. И каждый из приемов (как композиционных, так и технических) выбирается автором в точном соответствии с эмоциональной программой работ. В «Ферапонтово» пространство листа заполняется почти «вглухую» без использования белой основы самой бумаги, а сам колорит – коричневато-охристый (что создает впечатление плотного красочного слоя), с вечерним небом и почти черными силуэтами дальних домов и деревьев, погружает зрителя в состояние философского раздумья и покоя. Лист «Вычегда» с крупными бревнами на переднем плане точно передает характер старой русской деревни. А в листах «Кирилло-Белозерск. Старая стена», «Троице-Гледенская церковь», «Софийский собор» приемы отмывки и просвечивающий сквозь краску белый лист заставляют зрителя ощутить неизъяснимую прелесть самой акварели.

Картины художника в Галерее.

Ирина Оськина, искусствовед.

Смотрите начало статьи и ее продолжение:

Акварелист Виктор Суздальцев. Истоки и начало творческого пути.