Живопись. Фотография. Дизайн.

Register Login

СИНЬЯК, художник моря!!!

Картина Поля Синьяка.

Франция, 1870-е годы. В художественной жизни того времени в разгаре споры вокруг импрессионистов. Часть публики, критиков уже успела полюбить это жизнерадостное искусство, полное непосредственных впечатлений. Другие критиковали художников, их картины казались неоконченными, неумело нарисованными. Поль Синьяк именно импрессионистов избрал в качестве объекта для подражания. Он родился 11 ноября 1863 года в Париже. Его отец, состоятель-ный торговец, на досуге любил заняться рисованием. Семья Синьяков жила недалеко от холма Монмартр - парижского квартала, где располагались мастерские художников. Возможно, это соседство, как и увлечение отца, подтолкнуло юного Поля к тому, чтобы избрать путь живописца.

В 1879 году на выставке, устроенной независимыми на авеню Опера, юный художник попытался сделать несколько зарисовок с работ Э. Дега. Его выпроводил из зала П. Гоген со словами: «Здесь не копируют, месье». Но подлинный кумир Синьяка - К. Моне, с любовью писавший виды Сены с парусными лодками. Вода - текучая, непостоянная, была излюбленным мотивом Моне, помогала раскрыть своеобразие его живописной манеры. Главное здесь - передача изменчивости в природе. Импрессионисты использовали прием разделения цветов, не смешивали краски на палитре, а накладывали прямо на холст мазки чистого цвета, один возле другого. Поэтому их так привлекал мотив отражения лодок, береговой зелени в подвижном зеркале вод — сама стихия разрушала четкие контуры рябью цветных пятен на сверкающей поверхности.

Модное увлечение того времени - гребля и парусный спорт. Художники отдали ему своеобразную дань. Еще предшественник импрессионистов Ш. Добиньи писал виды Сены не с берега, а из специально приспособленной лодки. Построил себе скромное суденышко для работы и К. Моне. Там можно было переночевать; однажды он даже проплыл на этой лодке вместе с семьей от Парижа до Руана. В 1883 году купил свою первую лодку и Синьяк. Двадцатилетний юноша дал ей тройное имя «Мане - Золя - Вагнер», утверждая тем самым свои идеалы в искусстве. Э. Мане - признанный вождь новой живописи, старший товарищ импрессионистов; Э. Золя - прогрессивный писатель, выступавший в их защиту; и, наконец, Р. Вагнер - знаменитый немецкий композитор, чьи художественные идеи вдохновляли многих поэтов и художников нового поколения.

Поль Синьяк. Форт Сен-Жан в Марселе. 1907.

Поль Синьяк. Форт Сен-Жан в Марселе. 1907.

В 1885 году молодой живописец осмелился обратиться с письмом к Моне: «...Уже два года я занимаюсь живописью, и образцом мне служат Ваши произведения - я следую дороге, открытой Вами. Я работаю постоянно и усердно, но мне не у кого спросить совета, я не знаю никого из художников-импрессионистов, кто мог бы мною руководить...» Обращение к маститому художнику за советом не сыграло большой роли в творческой биографии Синьяка, Моне не был склонен к наставничеству. Напротив, знакомство с К. Писсарро, щедро делившимся опытом с теми, кто обращался за помощью, оказалось более полезным. Однако не импрессионисты стали настоящими учителями Синьяка. Эту роль взял на себя никому не известный молодой живописец Ж. Сёра. Они познакомились весной 1884 года на учредительном собрании Общества независимых художников.

Ж. Сёра был создателем научной теории живописи, основанной не только на изучении старых мастеров, но и на применении к искусству законов оптического восприятия. Свою теорию он методически воплощал в картинах с четко продуманной композицией, написанных мельчайшими точками чистого цвета. От французского слова point («точка») произошло одно из названий этой манеры - пуантилизм. Сёра и Синьяк называли себя неоимпрессионистами, подчеркивая связь с предшественниками. Иногда подобный способ живописи называют дивизионизмом (от division — разделение), так как интуитивно применяемый импрессионистами метод разделения цветов Сёра и его последователи возвели в систему. Историю создания новой манеры живописи Синьяк изложил в книге «От Эжена Делакруа к неоимпрессионизму», выпущенной в свет в 1899 году.

Один из его первых значительных морских пейзажей - «Крест моряков» - написан в 1885 году в Сен-Бриаке, поселке на берегу моря. Картина напоминает о тех, кто нашел смерть в море. С этого места открывается наилучший вид на побережье, и Синьяк писал здесь в часы прилива и отлива. Точка зрения, композиционное решение напоминают о морских видах Моне, но в строгом соответствии горизонтальных и вертикальных акцентов чувствуется влияние Сёра. Сюжет картины, овеянный печальной романтикой, - дань мастера поэтической традиции сравнивать превратности жизни человека с игрой морской стихии.

Поль Синьяк. Желтая вуаль.

Поль Синьяк. Желтая вуаль.

Свободный человек, всегда ты к морю льнешь!

Оно — подобие твоей души бескрайней;

И разум твой влеком его безмерной тайной,

Затем, что он и сам с морскою бездной схож.

Так писал один из любимых поэтов Синьяка - Ш. Бодлер. Море, корабли воспевал и другой стихотворец - А. Рембо. Неудивительно, что увлечение Синьяка морем как художника и яхтсмена сопровождалось перекличкой с поэтическими образами.

Исполненный в 1888 году на северо-западном побережье Франции пейзаж «Порт в Портрие» созерцательным настроением очень напоминает морские виды Сёра. Горизонтальные линии плавно катящихся волн создают ощущение покоя. Синьяк в то время прилагает силы к совершенствованию гармонического строя картин. Он нумерует их, как музыкальные опусы, дает характерные подзаголовки, например, «Заходящее солнце, ловля сардин. Адажио».

В 1891 году мастера постигла тяжелая утрата - внезапно умер его друг Ж. Сёра. С тех пор Синьяк бережно хранил память о нем, делал все, что мог, для сохранения наследия Сёра и умножения его славы как художника. Однако в собственном творчестве постепенно удалялся от выработанной старшим собратом жесткой системы, большую роль в его картинах начинает играть эмоциональное восприятие жизни, стремление к сочному цвету, декоративности.

Синьяк все чаще бывает на юге Франции, его покоряет контрастами средиземноморская природа. В 1892 году открывает для себя приморский городок Сен-Тропез и с тех пор проводит там каждое лето. Он построил здесь дом. «Отсюда, - писала ученица Синьяка Л. Кутюрье, - от взора моряка не укроется приближение судна, а от взора художника не ускользнет ни драма, ни праздник на море: буря с запада, пожар заката, парус или порыв ветерка. ...Чтобы понять, в каком переливающемся, текучем свете видит мир Синьяк, надо знать его мастерскую 9 на 15 метров, где он работает лицом к лицу с морем. Лазоревый свет вливается через огромный проем, съедает материальность, объемность предметов, сводя их к окрашенным пятнам на светлых стенах. Синьяк, можно сказать, ставит свои полотна прямо на небе, пишет его оттенки и работает все время в общении с пространством».

Поль Синьяк.

Поль Синьяк. "Порт в Марселе". 1906.

Теперь мастер не пишет картины прямо на открытом воздухе, как раньше. Он делает на месте лишь зарисовки, акварели, а живописные произведения создает в мастерской. Акварельная живопись, которая играла вначале роль подсобно: средства, постепенно приобретает самостоятельное значение. Синьяк наряду с Дж. М. У. Тёрнере и П. Сезанном - один из лучших акварелистов XIX столетия, живописи водяными красками с схватывал основные цветовые отношения. Даже в небольших, слегка тронутых кистью листа всегда чувствуется законченность.

Художник много путешествовал на собственных яхтах, не раз участвовал в парусных гонках и выходил победителем. Множество его картин с видами Роттердама, Константинополя, Венеции свидетельствует о том, что любознательность путешественника соединялась у него с зорким глазом художника. Марины Синьяка полны движения - на воде искрится солнце, ветер надувает паруса, легкие корпуса яхт покачиваются на волнах. Он любил города, жизнь которых связана с морем. Непрестанно изучая эффекты освещения на воде, будучи знатоком ветров и морских течений, он создавал картины, в которых опирался на классическую традицию. Особенно дороги ему работы художник XVII столетия К. Лоррена, великого мастера писать заходы восходы солнца на море. И в XХ век, встретив его зрелым художником, Синьяк принес живо дыхание французской художественной традиции. Его полотно «Вход в порт Ла-Рошель», написанное в 1924 году, изображает старинные портовые укрепления и яхту, идущую с попутным ветром. Судно, легко прорезающее морскую гладь, подчеркивает центрический характер композиции. Живопись так празднична гармонична, что трудно представить тяжесть переживаний, которую незадолго перед этим при несла Синьяку первая мировая война. Человек прогрессивных убеждений, он приветствовал революцию в нашей стране, позднее стал активным антифашистом. Но общественные бури не проникли в живопись Синьяка. Она осталась светлым и гармоничным миром, где люди и природа живут в согласии, где художнику-моряку всегда сопутствует свежий ветер.

Меня можно упрекнуть только в том, что я пожертвовал собой ради любимого дела, а вовсе не в том, что я поступал как избалованный счастьем ребенок. Каким счастьем? Деньгами? О, я работаю с утра до вечера, не заботясь о деньгах и славе. Так я живу, Вы знаете мою жизнь.

 

П. Синьяк. Из письма К. Писсарро, 1891

 

Меня одолевает желание отправиться в Италию, вновь увидеть Флоренцию и Рим, произведения Джотто, Микеланджело и Рафаэля. Потом побывать в маленьких городах, которые я не видел прошлый раз: Сьене, Орвьето, Ассизи... Как мне было бы полезно, прежде чем заканчивать мою картину... опять посмотреть декоративные фигуры Микеланджело.

 

П. Синьяк. Из дневников, 1894

Поль Синьяк. Тартаны, разукрашенные флагами.

Поль Синьяк. Тартаны, разукрашенные флагами.

 

Как несправедливы к Сёра. Подумать только, не признают его одним из гениев нашего века! Молодые восхищаются Лафоргом и Ван Гогом - они тоже умерли... а о Сёра... молчат и забывают. А ведь он ценен как живописец совсем по-другому, чем Ван Гог... Когда Сёра умер, критики отдавали должное его таланту, но считали, что он не оставил ни одного произведения! Мне кажется, он дал все, что мог дать, и дал прекрасно.

 

П. Синьяк. Из дневников, 1894

 

Положить рядом два сильных цвета не значит создать цвет и тем более свет. Достичь максимума света и цвета можно, только соблюдая закон контраста. Цвет становится прекрасным тогда, когда он воздействует на соседний цвет, гармонизируя и успокаивая его, к их общему благу. Из этого чудесного дуэта рождается совершенная гармония... Это великий научный и философский закон контраста — и вне его нет спасенья!

 

П. Синьяк. Из дневников, 1895

 

 

Двадцать три советских художника, которые показывают нам этот праздник цвета, принадлежат к молодым группировкам, устоявшим в борьбе за станковую живопись во времена, когда другие группировки хотели чересчур строго регламентировать цели и средства художественного выражения. И право, разве яблоко Сезанна, бедро танцовщицы Дега не более революционны, чем пропагандистская картина, написанная в академическом стиле? Итак, у этих художников не видно никакой декламации. Они работают весело и свободно, с натуры, удачно сочетая наблюдение и чувство...
Вооруженные разнообразной и уверенной техникой, они без натуги, без колебаний передают многообразные сцены жизни. Разве эти картины, полные веселья, силы и здоровья, - не лучшая пропаганда страны надежды, к которой тянутся руки тех, кто предпочел бы отплыть с поднятыми вымпелами на «Потемкине», чем оставаться на старом, прогнившем понтонном мосту?

 

П. Синьяк. Из предисловия к выставке 23 советских художников, 1933

К. Богемская