Живопись. Фотография. Дизайн.

Register Login

Осколки фотографа Андрея Князева. Часть 2.

Осколки фотографа Андрея Князева

НЕО. Итальянцы совершили прорыв в кинематографе. На экраны хлынул неореализм. Сюжет, режиссура... в какие актеры! — с ума сойти...

Но больше всего меня поражала работа операторов. Изображение на экране — из ряда вон. Раньше я такого не видел. Графика. Черное и белое. Тени — серые, выбеленные, как растушевке. Как это? Яркое солнце, боковой свет, очень жесткая проявка и откуда-то непонятные полутона.

Я ходил, как после солнечного удара. Качался. Пытался повторить в фотографии. Светил, подсвечивал, химичил и... «Полный назад». Мне почему-то подумалось, что так сиять можно только в Италии.

И я поехал в... Узбекистан. Но и там «прокололся». Изображение было «наше», реалистическое и никакого «нео». С тех пор я не люблю снимать на солнца и считаю пасмурную погоду подарком, а дождь — наградой. С тех пор и хожу с насморком.

ОСЕНЬ. «Смотришь на даль перламутра, Солнце холодное, тайное...» Что-то гипнотизирующее есть в словах песни, которую пел когда-то Вадим Козин.

Осколки фотографа Андрея Князева

Солнце, в самом дело, уже не греет и садится вдалеке на верхушки деревьев. Контровой свет. Длинные тени упираются в меня. Предметы очерчены сверху рыжими ворсистыми протуберанцами. Глаза сами прищуриваются и предстает сказочная картинка. Но, кажется, там, если пройти еще немного вперед, ближе к солнцу, будет еще лучше. Иду... Нет, еще немного. Какая вода! — глаза не выдерживают, режет. Надо немного отойти, чуть левее... но что это? Стало прохладно, сыро и липко от мошки. Куда же девался этот волшебный, такой объемный, такой манящий кадр? Все. Солнце зашло.

Ну вот, опять пропустил. Может быть, завтра?

ОНА. Я увидел ее, стоящую неподвижно, будто кто-то сказал ей — «замри». А вокруг шли люди. Это самое людное место, Арбат. Кругом картины, матрешки, балалайки, шкатулки и... Она. Стоит не шевелясь, как манекен. Взгляд ее скользнул по мне и поехал дальше, но как-то плавно, не спеша и вдруг дернулся резко, вернулся назад и уперся в меня. Стоп. Я подумал, оробев: «Что это она?».

Я даже забыл, что на мне висит камера. Я все позабыл и только смотрел на нее, как лунатик, а сам шел дальше, мимо нее. А вокруг шли люди. Стояла только она, да я — в трех метрах от нее остановился и уже ничего не видел, не слышал и не соображал. Мне бы подумать, придумать что-нибудь толковое, подойти и поговорить, а я стоял, как истукан, смотрел на нее и уплывал куда-то. Она спросила прямо оттуда, где стояла: «Что, так и будем молчать?» Я как-то весь сник, узнал ее и ответил: «Привет».

Осколки фотографа Андрея Князева

А может быть, вначале узнал, а потом сник. Ну да, это моя фотомодель — Оля. Как все-таки она умеет меняться, каждый раз становится другой, совсем не похожей на прежнюю, просто неповторимой. Фотомодель. Какая сложная профессия. Интересно, а что «наши» фотомодели думают о нас, фотографах?

ГЛАЗ. Я сажусь на диван, протягиваю к ней руки и слегка подтягиваю к себе. Она садится рядом и улыбается. Я вижу, что ей тоже хорошо и что она тоже счастлива. Но у меня болит сердце, а она об этом на знает.

Что должно болеть, то обязательно болит. Да разве в этом дело?

Я дышу на объектив и протираю его замшей. В видоискателе только ее глаз. Один. С ресничками. Они подрагивают, и глаз улыбается. Я знаю, что и рот улыбается... Я знаю, что ей хорошо и она тоже счастлива. А сердце болит.

Да разве в этом дело? Конечно же нет! Поэтому всех здоровых азартных игроков приглашаем посетить сайт казино «Вулкан» и сыграть в игровой автомат Crazy Monkey http://igrovyeavtomatilava.com/crazy-monkey/. Этот видеослот доступен как в режиме бесплатной игры, так и сыграть на нем можно на деньги. Познакомься с обезьянкой онлайн, отправься вместе с ней в увлекательное путешествие!