Живопись. Фотография. Дизайн.

Register Login

Скульптор Зильфат Басыров - «Скульптура, графика, поэзия»

Зильфат Басыров за работой над портретом М. Вахитова. 1956 год. Кунгур.

СКУЛЬПТУРА. ПЛАСТИЧЕСКАЯ ПОЛИФОНИЯ

Составляя образно-тематическое целое, стилистически развивающееся в рамках классичес­кого реализма, каждое произведение Басырова обладает уникальным пластическим решением, продиктованным внутренней природой образа.

Пластическая культура художника приемлет как разумную меру пластического обобщения (в случае с монументальными памятниками, рельефами и ансамблями и станковыми портретами-типами, к примеру «Раушания», «Марта», «Айгуль», «Воробушек», «Портрет отца», «Умырзая»), так и столь же разумную меру детализации, наиболее ярко продемонстрированную в портре­те Давлетьяра и рельефе «Сююмбике» (в последнем случае сама специфика малоформатного рельефа «настаивала» на подобной детализации). Что же касается вопроса формообразования, его конструктивной стороны, то и здесь Басыров демонстрирует ревностную приверженность классическим традициям русской пластической культуры: даже при использовании условных импрессионистических приемов (нервный колеблющейся поверхности объема, игре светотеневых переходов внутри пластической массы, что позволяет говорить и о декоративном аспекте лепки, к примеру, в обоих «Романтиках» и в «Солдатском тосте») - основа композиции, сам «каркас» остается традиционно крепким, компактным, неразмытым и обязательно тектоничным. В меньшей степени характерны для Басырова произведения, где пластический объем на­меренно геометризован и вытянут по вертикали («Цена Победы»). В этом случае «работает» силуэт и пластический контур. Подобное пластическое решение вызвано самой природой обра­за: специфика линеарного ритма, четкий рисунок силуэта утверждают символико-философ­скую идею Вечного и Незыблемого. В данном случае, возможно, говорить о талантливом со­подчинении символической и пластической гипербол.

Пластическая гипербола «Романтика» иная: скульптурный объем, его пластическая масса решены в русле условной импрессионистической традиции. «Романтик» подобен динамично текучей лаве или колышущемуся на ветру пламени. И в этом случае трактовка пластическо­го решения продиктована внутренней природой образа - его откровенно символическим зву­чанием. При этом следует заметить, что, находясь порой во власти символико-пластических гипербол. Басыров даже в этих случаях не ставит перед собой известных современной скульп­туре отвлеченно-формальных пластических задач: его символические гиперболы никогда не приобретают характера абстракции, условной метафоры. Скорее здесь следует говорить о на­следовании известной образно-пластической закономерности, культивируемой еще эстетикой модерна, - о неразрывной связи натурного и условного, но выраженного сугубо реалистичес­кими приемами формообразования. Ведь для художника изначально непреложным был закон: на протяжении всего пути создания произведения находиться под властью «общего», которое нужно «провести через всю работу от начала до конца».

Зильфат Басыров. Поэт Ш. Бабич. 1974 год. Дерево тон. 63Х38Х38.

Зильфат Басыров. Поэт Ш. Бабич. 1974 год. Дерево тон. 63Х38Х38.

СКУЛЬПТУРА. МАТЕРИАЛ

«...Вы не найдете ни одной хорошей статуи

без этого живого чувства одухотворенной материи».

А. Голубкина

Тот же закон позволяет художнику избегать, безусловно, заманчивого соблазна «поиграть» с тем или другим материалом, выявляя его специфические природные особенности, но не бо­лее (чем вновь грешит современная скульптура авангардно-формалистического направления, культивирующая первоочередное значение декоративных свойств материала и этим своим «открытием» претендующая на якобы серьезную заявку якобы серьезной темы). Контрударом по этой соблазнительной «игре» с материалом выступает продиктованное тем же законом тре­бование относиться к тому или другому материалу как к единственно соответствующему тому или другому образному решению.

Достоинство Басырова заключается не только в том, что ошибок на этом пути соответст­вий он просто не знает, но и в том, что, блестяще чувствуя материал, он в связи с этим ни ра­зу не позволил себе превратить пластический объем в инертную массу, недвижную материю. Пластическая масса у Басырова всегда - живая плоть, сгусток энергии, отзывчивый на тончай­шие оттенки движения мыслей и чувств модели.

Следует заметить, что художник любит и много, и плодотворно работает в дереве, граните (в том числе, карельском), мраморе, шамоте, известняке, искусственном камне, гипсе, перево­дит мягкие материалы в бронзу, медь, алюминий.

Зильфат Басыров. Нарасий (малышка). Дерево тон. 36Х28Х20.

Зильфат Басыров. Нарасий (малышка). Дерево тон. 36Х28Х20.

Многие произведения, как правило, исполнены дважды - в гипсе и затем - в твердом материале. Именно такой путь прошел пламенеющий басыровский "Романтик". Исполненным сначала в гипсе, он обнаруживает в этом материале большую близость к натурным впечатле­ниям. В деревянном же варианте художник переходит от психологически конкретных наблюдений к разработке надличностного мотива, осложненного символико-философской трактов­кой. Поэтому деревянный вариант «Романтика» при сохраненной первоначальной (гипсовой) нервно-колеблющейся поверхности скульптурного объема все-таки строже и определеннее. Но справедливо будет заметить, что гипсовой прототип вовсе не меркнет рядом с деревянным вариантом. И, тем не менее, именно излюбленное и наиболее часто используемое Басыровым дерево, как и мрамор, и гранит, «помогает... найти (особый - С.Е.) скульптурный язык-простой, островыразительныи и сильный».

УНИКАЛЬНАЯ ГРАФИКА

Зильфат Баысыров. Гроза над Белой. 1967 год. Бумага. Акварель.  14Х22.

Зильфат Баысыров. Гроза над Белой. 1967 год. Бумага. Акварель.  14Х22. 

Любовь и прекрасное знание скульптурных материалов и пластических масс, как и безус­ловный экспериментаторский дар неминуемо привели Басырова к не менее серьезному для не­го увлечению материалами и техниками рисунка. Карандаш, уголь, тушь, кисть, перо, сангина, пастель, акварель, смешанная техника появились в творческом активе художника даж раньше, чем первые скульптурные произведения. Возможно, именно рисунок сделал Басырова скульп­тором, воспитав в нем безупречное композиционное чутье, пластику линии, чистоту и ясность силуэта, его плавность и конструктивную четкость, общую музыкальность и поэтичность скульптурного объема-блока. И главное - наряду со скульптурой же определил ту сквозную образно-тематическую линию, которая сделала скульптуру и графику художника единым и неразрывным образно-пластическим целым, сохранив при этом их видовую самоценность.

ПОЭЗИЯ

Поэзия - еще одно откровение Басырова. До сих пор стихи были тайной художника: он доверял ее только листам дневника, ставше­го исповедальней его души и сердца.

Тонкий и философичный поэт-лирик Зильфат Басыров неоднозначен, но столь же роман­тичен и музыкален, сколь романтичен и музыкален в станковой скульптуре и в графике.

Зильфат Баысыров. Старые Строгановские солеварни. 1951 год. Бумага. Тушь. Кисть. 12Х17.

Зильфат Баысыров. Старые Строгановские солеварни. 1951 год. Бумага. Тушь. Кисть. 12Х17. 

Он откровенно ностальгирует по давно минувшему: по сладкой поре детства на берегу старокурмашевской реки Шабез, по, казалось бы. навсегда забытому и вновь пригрезившемуся облику некогда любимой женщины, по долгожданному гудку парохода под расцвеченным мос­том на весенней реке... Он поразительно чист перед собой, своим творчеством и некой эфе­мерной Моделью. Он искренен и незащищен в своих частых душевных смятениях, творческих поисках и страшной усталости. Измученный и одинокий, он находит отдохновение в незабы­ваемых картинах природы малой родины, в треске дров в камине, в прохладной струе колодез­ной воды. Часто разочаровывавшийся он, тем не менее, истово верит во всепобеждающую си­лу Разума и Добра. И несет это Добро людям, не боясь быть за это наказанным и забытым: он не очень верит предсказаниям Родена.

Не этим ли объясняется еще одно страстное увлечение художника - коллекционирование маленьких колокольчиков?..

...Кажется, задень колокольчик случайно, и он возвестит своим малиновым звоном, что Се­годня все-таки Существует, и Жизнь Художника Продолжается... Жизнь мудрого, но по-преж­нему юного Романтика...

Светлана Евсеева, искусствовед.

Каталог «Скульптура, графика, поэзия»