Живопись. Фотография. Дизайн.

Register Login

Романтик русского авангарда. Коллекция живописи Д. Д. Бурлюка. Часть 4.

Давид Бурлюк. Букет желтых цветов. 1918.Очевидно, именно древнерусская традиция, как и искусство народного примитива, питали усилия Бурлюка на пути овладения им методом плоскостно-декоративной трактовки формы при её обязательной монументализации. Тем не менее, основным источником происхождения этого метода в случае с «Бубновыми валетами» (и Бурлюком в частности) принято считать метод Сезанна. Так, к примеру, Николай Евреинов (современник художника, теоретик искусства и режиссёр) полагал: «Горячий поклонник Сезанна, Давид Бурлюк смотрит на природу главнейшим образом как на плоскость, как на поверхность».

Отдавая должное особому интересу «Бубновых валетов» к современной французской живописи, к Сезанну в первую очередь, всё-таки напомним, что живопись Сезанна была воспринята ими через декоративный вариант сезаннизма, представленный фовистами и, в особенности, Матиссом. Как известно, «Бубновые валеты» расходились с Сезанном в одном, но весьма существенном пункте — в ослаблении скульптурного начала живописи: впечатление материальности предмета возникало у них не за счёт скульптурно-объёмного построения формы, а за счёт массивности фактуры, в то время как пространство выглядело декоративно-распластанным и в силу этого — часто аморфным. В преодолении этого недостатка известную роль сыграли кубизм с декларируемым им принципом анализа пространственных форм и футуризм с его пристрастием к их причудливым модификациям.

Живопись Давида Бурлюка стала ещё одним наглядным примером того сложного эволюционного процесса, который преодолели «Бубновые валеты» на пути к достижению намеченной цели: от сезаннизма — к кубизму и футуризму и на этой основе - к устойчивой монументальной форме и предельно выразительному художественному образу. Творческое переосмысление Бурлюком древнерусской традиции завершило для него этот сложный эволюционный процесс.

Давид Бурлюк. Натурщица (М. Н. Бурлюк). 1915-1918.

Давид Бурлюк. Натурщица (М. Н. Бурлюк). 1915-1918.

Несомненным достоинством Бурлюка было высоко развитое чувство цвета. Его природный декоративный дар, генетически связанный с колоритом украинской природы, выражается во всех его «башкирских» произведениях, но особое место среди них занимают кубофутуристические композиции, «Женский портрет» и натюрморт «Расцветшая сирень».

В кубофутуристических композициях художник Давид Бурлюк приходит к идее чистого локального цвета-заливки в противовес импрессионистической расчленённости. «Женский портрет» и «Расцветшая сирень», как и натюрморт «Букет жёлтых цветов», представляются уникальными ещё и с точки зрения его особого внимания к древнейшим памятникам традиционного народного ткачества - башкирским и татарским паласам, декорированным геометрическим или растительным орнаментами: Бурлюк не скрывает своего восторга перед их невероятной красотой, они для него — настоящее «пиршество для глаз». Поэтому не случайно, что именно Бурлюк стал первым «баш кирским» художником, оценившим их культурологическое значение и запечатлевшим их в живописи. Мотив геометрического орнамента использует Бурлюк и в декорировании плоскости фона в одной из трёх «башкирских» обнажённых («Натурщица»).

Давид Бурлюк. Расцветающая сирень. 1918.

Давид Бурлюк. Расцветающая сирень. 1918.

Единственным произведением, стоящим в коллекции живописи Бурлюка в собрании Нестеровского музея несколько особняком, является вышеназванный натюрморт «Букет жёлтых цветов»: речь идёт о его образно-стилистическом решении. В противовес гедонистическому пафосу и эмоциональной «полнокровности» всей коллекции, в «Букете жёлтых цветов» звучит пронзительная «музыка» модерна — камерная, чувственная, ностальгическая. Тихая грусть, упоительные воспоминания о давно минувшем и уже невозвратном буквально материализованы художником в любовно сгармонированных им частицах предметного мира - строгом  тулове «прохладного» синего кувшина, хранящего «сердечную» тайну «тоскующих» жёлтых цветов, неестественно ломающихся складках нарядной драпировки, стилизованном рисунке обоев, широком профиле прямоугольной с бронзовыми накладками синей рамы, «обнимающей» чей-то дорогой портрет. Заглаженность живописной фактуры, её «лессировочная» пластика как будто изначально прочили «Букету жёлтых цветов» его вневременное, возможно, музейное предназначение.

В то же время именно этим пластическим приёмом «Букет жёлтых цветов» вновь диссонирует с коллекцией в целом: в данном случае — с её фактурностью. Теоретическое обоснование этого диссонанса мы находим в исследованиях Бурлюка, опубликованных им в своё время в книге «Фактура» и сборнике «Пощёчина общественному вкусу»: «…Я всегда придавал исключительное значение фактуре… «и»…должен характеризовать фактуру своих картин… как: крючковатую, мелко и крупно раковистую, занозистую и (изредка) матовую, пыльную и стекловидную.., то есть «ровную» и «неровную».

Давид Бурлюк. Букет желтых цветов. 1918.

Давид Бурлюк. Букет желтых цветов. 1918.

Не вызывает сомнения, что в случае с живописью Давида Бурлюка этот сравнительный анализ мог бы быть продолжен, и тема для него могла быть любая: цвет, композиция, форма… Бурлюк, как видим, в равной степени ре волюционен и классичен. Но именно в этой двойственности и выражается уникальная особенность его таланта.

Эрик Голлербах, один из первых исследователей искусства Давида Бурлюка, по этому поводу превосходно заметил: «Сопоставляя разные по характеру работы Бурлюка, какой-нибудь педант мог бы, вероятно, «уличить» художника в вопиющих противоречиях. В ответ на это Бурлюк мог бы с великолепным спокойствием ответить словами Уолта Уитмена: «Ну что же - я вместителен настолько, что возместить могу противоречия».

Светлана Игнатенко, искусствовед

Статья опубликована в журнале "Рампа. Башкортостана" № 12 2010 года

Предыдущие статьи:

Романтик русского авангарда. Коллекция живописи Д. Д. Бурлюка. Часть 1.

Романтик русского авангарда. Коллекция живописи Д. Д. Бурлюка. Часть 2.

Романтик русского авангарда. Коллекция живописи Д. Д. Бурлюка. Часть 3.