Живопись. Фотография. Дизайн.

Register Login

Портрет В. П. Мусина-Пушкина

Неизвестный художник второй половины ХIX века.  Портрет В. П. Мусина-Пушкина.  (копия портрета работы Д. Г. Левицкого).

Неизвестный художник второй половины ХIX века

Портрет В. П. Мусина-Пушкина

(копия портрета работы Д. Г. Левицкого)

В 1923 году из Русского музея в Уфимский художественный музей им. М. В. Нестерова поступил портрет В. П. Мусина-Пушкина неизвестного художника второй половины ХIX века. Эффектный парадный портрет оказался копией с работы знаменитого художника эпохи Екатерины II Дмитрия Григорьевича Левицкого (1735–1822), который писался в период 1780–1790‑х годов (подлинник находится в собрании музея-заповедника «Павловск»).

Безвестный мастер, который мог быть выучеником Императорской Академии художеств, сумел великолепно скопировать оригинальное произведение замечательного портретиста. Как говорили современники, Д. Г. Левицкий запечатлел в красках весь «екатерининский век» и заставил ещё при жизни заговорить о себе как о мастере европейского уровня.

Во второй половине ХVIII века, в период правления великой императрицы Екатерины II, интенсивная общественная жизнь давала богатый материал для создания разнообразных по содержанию портретов. Просвещённый абсолютизм выдвинул на трон мудреца, который должен был заботиться о своём обществе. Действительно, власть при Екатерине II приняла такой облик по отношению к народу, какой она никогда ещё не принимала в России. Так, если «древнерусская государственная власть обращалась к своим подданным если не всегда как властелин к рабам-домочадцам, то как строгий отец к детям-малолеткам, приказывая исполнять, не рассуждая…; теперь она за славу себе вменяла жертвовать собой для народа».

Главенство знания и разума в жизни людей, внимание к человеческой личности были отличительными особенностями просветительской философии. Это было время расцвета дворянства, которое, получив многие права и вольности, превратилось из служилого в привилегированное сословие. Д. Г. Левицкий сумел создать одинаково правдивые образы его представителей, будь то камерные или парадные портреты.

Между тем «политика Екатерины была системой нарядных фасадов с неопрятными задворками, следствием которой была полная порча нравов в высших классах. Тщеславие доводило Екатерину, от природы умную женщину, до умопомрачения, делавшего её игрушкой в руках ловких и даже глупых льстецов…».

Отличаясь более чем скромными способностями, граф Валентин Платонович Мусин - Пушкин (1735–1804), который изображён на портрете, блистая полным отсутствием талантов, все же обладал, однако, одним уменьем — уживаться со всеми сильными людьми при дворе и искусно улавливать господствующее здесь течение. Этому таланту царедворца он обязан был своей блестящей карьерой. Генерал-фельдмаршал Валентин Платонович принадлежал известному роду Мусиных-Пушкиных, среди которых был и первооткрыватель рукописи «Слова о полку Игореве» Алексей Иванович (1744–1817). Сам Валентин Платонович участвовал в Семилетней войне, затем принимал участие в возведении на престол великой княгини Екатерины Алексеевны. Когда началась война со Швецией, императрица назначила его главнокомандующим, хотя и была невысокого мнения о его военных способностях и называла его «нерешимым мешком». В великом раздражении Екатерина II писала Потёмкину о нём: «Я весьма недовольна по случаю нерешительности его и слабости, онъ никаким авантажемъ не умееть воспользоваться, между генералами его завелись такие кабалы, по слабости его, кои общему делу вредны; однимъ словомъ, ему и всему его генералитету смена неминуема предлежитъ».

Неизвестный художник второй половины ХIX века.  Портрет В. П. Мусина-Пушкина.  (копия портрета работы Д. Г. Левицкого).

Неизвестный художник второй половины ХIX века.  Портрет В. П. Мусина-Пушкина.  (копия портрета работы Д. Г. Левицкого).

В 1790 году он действительно был заменен И. П. Салтыковым. Тем не менее, В. П. Мусин-Пушкин получил за шведскую кампанию золотую шпагу, орден святого Владимира I степени и алмазы к Андреевской звезде.

В 1786 году, когда Д. Г. Левицкий ещё руководил портретным классом в Петербургской Академии художеств, он получил заказ изобразить кавалеров Владимирского ордена, учреждённого Екатериной II. Портретная сюита должна была украшать парадный зал Кавалерской думы ордена св. Владимира. Награждённые изображались с красной лентой через правое плечо и звездой с девизом: «Польза, честь и слава».

Предназначенные для одного ансамбля, портреты владимирских кавалеров почти одинакового формата, полуфигурные; не отличаются композиционным разнообразием, но лица изображенных ярко индивидуальны. В. П. Мусин-Пушкин изображен Д. Г. Левицким с глубоким пониманием его человеческой сущности, так как у своего учителя А. П. Антропова он взял лучшее: прямоту и трезвость в оценке модели. Тучная фигура буквально втиснута в зелёный мундир и наполовину скрыта шкурой леопарда. Холёная рука сжимает жезл главнокомандующего. Красное лицо с тугими лоснящимися щеками и маленькими пухлыми губками, сложенными в светски-приветливую улыбку, раскрывают суть этого не чуждого лицемерия человека. Однако и в этом портрете Д. Г. Левицкий не отказал себе в умении насладиться живописью и, как всегда, передал предметные фактуры шелка, меха и металла «с чувственным восхищением и виртуозностью».

Благодаря чему пред нашим взором во всём своём материальном существе предстал типичный образец царедворца блистательной эпохи абсолютной монархии.

Татьяна Капина

Опубликовано «Рампа. Культура Башкортостана» № , 2012 год.