Живопись. Фотография. Дизайн.

Register Login

Фотограф Самарий Гурарий: «Страшно трудная профессия…». Часть 3.

Фотограф Самарий Гурарий. ВСТРЕЧА С ИНТЕЛЛИГЕНЦИЕЙ НА ПОДМОСКОВНОЙ ДАЧЕ.

И последняя часть интервью с великим фотографом прошлого Самарием Михайловичем Гурария, которое состоялось много много лет назад.

— Ваша выставка, как представляется мне, наиболее интересна тем, что мы видим людей, стоявших у власти, на снимках, которых мы прежде не видели. Вспоминая Д. Бальтерманца, который, наверное, первым открыл свои архивы, можно сказать, что открытое в его запасниках представляло большую ценность, нежели уже известное и опубликованное у него. Но выясняется, что такие архивы не только у него, но и у вас, например.

— Но у меня по этому поводу есть одно соображение, и разговор такой у меня был и с Дмитрием Николаевичем. Я не очень был обрадован той его серией. Репортеру доверяли, знали, что это не попадет в печать. Тогда это еще рано было публиковать.

— Близок к этому мнению был и Гаранин.

— Я вам должен сказать, что все подобные фотографии были и у меня. И ко мне тоже обращались. Но я не хотел их извлекать. И до сих пор у меня к этому душа не лежит.

Фотограф Самарий Гурарий. АВТОГРАФ В КНИГЕ ДЛЯ ПОЧЕТНЫХ ГОСТЕЙ. БАКУ.

Фотограф Самарий Гурарий. АВТОГРАФ В КНИГЕ ДЛЯ ПОЧЕТНЫХ ГОСТЕЙ. БАКУ.

— Возникает вопрос: ведь тогда репортеры снимали не для того, чтобы найти какую-нибудь подковырку, а сделать наиболее уравновешенный, даже парадный снимок. Никакого второго смыслового плана и не было. Это так ведь, наверное?

— Да.

— Тогда получается, что время само смещает акценты. И то, что в свое время считалось торжественным, парадным, нынче становится фальшивым или смешным. Снимал ли Бальтерманц
именно то, что ему доверительно показано? Нет. Просто он снимал несколько шире предполагаемых тогда рамок, и в результате фотографии приобрели и многомерность, и временную перспективу.

— Не надо забывать, что мы журналисты старой формации. И нам трудно преодолеть то, что было заложено в генах. Но вообще вопрос этот сугубо индивидуальный. Журналистика, конечно, не самая чистоплотная профессия. Но ведь у нас и журналистики как таковой не было, а было протокольное фиксирование событий. Не верьте тем россказням, а их сейчас немало публикуется, когда кто-то вспоминает, что чуть ли не ногой открывал к вождям дверь, не верьте.

Фотограф Самарий Гурарий. А. САХАРОВ НА СЪЕЗДЕ НАРОДНЫХ ДЕПУТАТОВ.

Фотограф Самарий Гурарий. А. САХАРОВ НА СЪЕЗДЕ НАРОДНЫХ ДЕПУТАТОВ.

— Я хочу задать вопрос, связанный с конкретным снимком — кто бы его мог сделать? Лет десять назад, снимая Верико Анджапаридзе, жену кинорежиссера Михаила Чиаурели, автора фильмов о Сталине, я заметил на стеночке поразивший меня снимок. Чувствовалось, что это большая выкадровка — Сталин показывал кому-то «носик». Кто мог не испугаться сделать в такую секунду щелчок?

— Такой снимок мог сделать один человек.

— Власик?

— Власик, начальник охраны Сталина. В свое время Борис Кудояров научил его держать аппарат. Он занялся фотографией и снимал Сталина.

— А если бы вы увидели Сталина в этой ситуации, у вас хватило бы мужества нажать на спуск?

— Не уверен. Может быть, потому все у меня неплохо и складывалось, что хватало внутренней собранности снимать Сталина в тот момент, который он тоже бы одобрил. И надо было известного мужества набраться, чтобы снять вождя, когда он, здороваясь с кем-то из иностранной делегации, склонял голову. Были, конечно, и у меня такие снимки, но ни один не был не только опубликован, но и предложен в печать. Наоборот, все перед ним склоняли голову. У меня были муки творчества, но и муки страха, постоянная боязнь за себя, за свою семью. Я был допущен, но всегда меня не покидала мысль: если ошибусь— будет скандал. И скандалы происходили, и даже не по моей вине. Долгое время я не печатался, потом стал печататься в малозаметных изданиях. Когда умер Сталин, «Огонек» напечатал много моих фотографий Сталина, но имени автора не упомянул — такие были соображения. Но все проходит в этом мире... Всякое бывало.

Фотограф Самарий Гурарий. С ПОЛЯ БОЯ. 1941 г.

Фотограф Самарий Гурарий. С ПОЛЯ БОЯ. 1941 г.

Припомню один эпизод. Было какое-то подписание документов в Кремле. У меня лопнула лампочка во вспышке и с грохотом упала на стол. Все оцепенели и все смотрят на Хозяина. Я вижу, как уже Власик летит ко мне. И в это время Сталин произносит: «Это не страшно. Это не выстрелы, это — салют». Хорошо, что была произнесена эта фраза, а не другая...

— Последний вопрос: профессия репортера — что же это за профессия?

— Это страшно трудная профессия, но лично мне она доставила в жизни много радости. Она мне давала возможность присутствовать на таких событиях и увидеть столько, сколько другая профессия не позволит и за несколько жизней.

Ну а тем людям, кто любит зарабатывать, играя на азартных играх, предлагаем посетить сайт казино «Вулкан» www.casino.vulcanofficial.online/igrovye-avtomaty-777 и насладиться игрой на игровых автоматах. Пусть удача благоволит вам, а видеослоты выдавали выигрышные комбинации всякий раз, когда вы заставляете барабаны крутиться. Наслаждайтесь хорошей азартной игрой!