Живопись. Фотография. Дизайн.

Register Login

Современная фотография

Современная фотография

Фотография – очень популярное увлечение в нашей стране. Почти в каждой семье есть хотя бы один фотоаппарат, а иногда и несколько. Фотографируем всё – прекрасные пейзажи и близких родственников, домашних питомцев и цветочки на улице, репортажи с домашних торжеств и пикники на природе. И далеко не всегда целью таких съёмок является создание гениального произведения фотоискусства, чаще всего это просто зарисовки на память, фотографии для домашнего альбома. 

На страницах нашего сайта вы познакомитесь с уроками и советами тех, кто уже сделал профессиональную карьеру в сфере фотоиндустирии. Вы научитесь снимать интересные изображения, получите хороший заряд творчества, познакомившись с работами великих мастеров.

Осколки фотографа Андрея Князева. Часть 2.

Осколки фотографа Андрея Князева

НЕО. Итальянцы совершили прорыв в кинематографе. На экраны хлынул неореализм. Сюжет, режиссура... в какие актеры! — с ума сойти...

Но больше всего меня поражала работа операторов. Изображение на экране — из ряда вон. Раньше я такого не видел. Графика. Черное и белое. Тени — серые, выбеленные, как растушевке. Как это? Яркое солнце, боковой свет, очень жесткая проявка и откуда-то непонятные полутона.

Я ходил, как после солнечного удара. Качался. Пытался повторить в фотографии. Светил, подсвечивал, химичил и... «Полный назад». Мне почему-то подумалось, что так сиять можно только в Италии.

И я поехал в... Узбекистан. Но и там «прокололся». Изображение было «наше», реалистическое и никакого «нео». С тех пор я не люблю снимать на солнца и считаю пасмурную погоду подарком, а дождь — наградой. С тех пор и хожу с насморком.

ОСЕНЬ. «Смотришь на даль перламутра, Солнце холодное, тайное...» Что-то гипнотизирующее есть в словах песни, которую пел когда-то Вадим Козин.

Просмотров: 482

Осколки фотографа Андрея Князева

Осколки фотографа Андрея Князева

ВОЗДУХ. Если мечте исполняется, она уми­рает. Что очень печально: мечта и вдруг — мертва. Она должна жить всегда. Конечно, надо стремиться ее осуществить, но только стремиться, осуществлять до кон­ца — опасно.

В детстве я ходил в художествен­ную школу. Рисовал, писал, лепил. Направление было одно — соц­реализм. Конечно, до этого «соц­реализма» было, как до Луны, ну, а душа моя неслась на Волхонку, а музей Пушкина, к Сезанну, Моне, Рафаэлю, Лета... Импрессионизм... Я бесконечно смотрел на них и в них растворялся. Ленинградский Эрмитаж добил меня окончатель­но. Импрессионисты остались для меня непревзойденными.

Время от времени я пытаюсь в своей работе, в фотографии, приблизиться к тому неповторимому воздушному потоку. И когда это удается, я чувствую, что ко мне возвращается молодость, когда нет, то не очень-то я и расстраив­аюсь, ведь если мечта исполня­ется, она умирает.

ПРОФЕССИЯ. Все-таки фоторепортер — это ин­тересная профессия. Вот типичный случай. Настроение жуть, делать ничего не хочется, идет мокрый снег, аппетита нет и очень одино­ко. Какой выход? Беру камеру и еду на смотровую площадку Ле­нинских гор. Там всегда ветер и люди, и туда регулярно привозят женихов и невест. В любом наст­роении, даже если идет снег.

Просмотров: 585

Виктория – значит победа. Часть 2.

Виктория – значит победа.

Снимала в Тбилиси — на похоронах жертв апрельских событий 1989 года, была в Баку в тот день, когда в город ввели танки. В общем, «горячих точек» в бывшем СССР хватало. Но вдруг отчетливо поняла: новости, даже если они будут мировой сенсацией, снимать не хочу. Принципиально не хочу. Ведь в конечном счете все сводится к соревнованию — кто скорее добежит до самолета, окажется проворнее в отправке пленок. Захотелось снимать, простите за банальность, вечное, непреходящее. Арал. Тундру. Чернобыль...

Эта тема появилась не случайно. Размышляла над ней, думала — почему вдруг слово «Чернобыль» все хотят забыть как страшный сон. Ведь станция стоит, саркофаг — над блоком, осталась Припять... И главное — люди, по собственному желанию работающие там, в зоне АЭС, на самой станции.

Просмотров: 530

Виктория – значит победа

Фотограф Виктория Ивлева. Из серии «Внутри Чернобыля».

Вначале было слово. В материале «По лезвию компромисса» приводились слова Виктории Ивлевой: «Собираюсь ехать в Чернобыль — что там сейчас? Материал ждут агентства в Англии и Франции, с которыми я связана и которые займутся реализацией темы. Снимки ждут, но сами за ними не едут — боятся. А я, как дура, собираюсь, хотя, конечно, страшно».

Снимки, как оказалось, за рубежом ждали не зря. Чернобыльские кадры Виктории Ивлевой стали мировой сенсацией, их опубликовали самые престижные западные журналы. В нашей стране они публикуются впервые.

Просмотров: 515

Фотограф Самарий Гурарий: «Страшно трудная профессия…». Часть 3.

Фотограф Самарий Гурарий. ВСТРЕЧА С ИНТЕЛЛИГЕНЦИЕЙ НА ПОДМОСКОВНОЙ ДАЧЕ.

И последняя часть интервью с великим фотографом прошлого Самарием Михайловичем Гурария, которое состоялось много много лет назад.

— Ваша выставка, как представляется мне, наиболее интересна тем, что мы видим людей, стоявших у власти, на снимках, которых мы прежде не видели. Вспоминая Д. Бальтерманца, который, наверное, первым открыл свои архивы, можно сказать, что открытое в его запасниках представляло большую ценность, нежели уже известное и опубликованное у него. Но выясняется, что такие архивы не только у него, но и у вас, например.

— Но у меня по этому поводу есть одно соображение, и разговор такой у меня был и с Дмитрием Николаевичем. Я не очень был обрадован той его серией. Репортеру доверяли, знали, что это не попадет в печать. Тогда это еще рано было публиковать.

Просмотров: 638