Живопись. Фотография. Дизайн.

Register Login

Заметки о современной живописи Башкортостана

Творчество Ммихаила Назарова определило направление художест­венных исканий многих живописцев республики. Назаров первым, задолго до кардинальных перемен в башкирском искусстве, обра­тился к опыту русского авангарда 10-х годов: он концентрирует внимание на воспоминаниях о деревне – знакомых ему крестьян­ских образах и сюжетах. Подобно Наталье Гончаровой и раннему Каземиру Малевичу наделяет картины интонациями примитива с помощью жесткой угловато-рубленой трактовки формы. В более поздних его работах обнаруживается легкий след воздействия композиций П. Филонова (но не его аналитической теории!) и житийных икон Древней Руси.

Михаил Назаров. Базар. Мясо. 1966. Холст. Темпера. 102 Х 143.

Михаил Назаров. Базар. Мясо. 1966. Холст. Темпера. 102 Х 143.

Вслед за Назаровым опосредованное влияние первого русского авангарда испытали художники, тяготеющие к примитивистским тенденциям и на основе этого объединившиеся в конце 80-х годов в группу «Сары бия» («Желтая кобыла»). Различия в этнической принадлежности, живописном темпераменте, художественной ин­дивидуальности помогли им избежать однородности в формообра­зовании и пластических приёмах, в сюжетах и эмоциональном со­держании. Крестьянская тема в творчестве С. Лебедева раскрыва­ется с позиций городского художника: он идеализирует деревен­ский быт и образы, рассказывая о широте русской души, искрометности фольклора, неуемном хмельном веселии. Раскованная щедрость цветовой гаммы помогает создать ощущение отчаянного праздника. В работах М. Кузнецова напряженный колорит в соче­тании с суровой печалью образов рождает драматические интона­ции, вызванные горечью воспоминаний о деревенском детстве. Композиции Назарова, Лебедева, Кузнецова часто «полисюжетны» и построены на тесном переплетении реалий и выдумки: несколько маленьких эпизодов, как бы воссоздающих сложное полотно чело­веческого бытия, простая мудрость которого заключается в извеч­ной связи человека с землей-кормилицей. Работы Д. Ишемгулова соединяют в себе традиционную повествовательность реалистиче­ских сюжетов с дерзостью изобразительных приемов примитиви­стского направления. Его картины, как и сюжетные работы Р. Загидуллина, X. Фазылова, – незатейливые рассказы о башкирской деревне, о красоте и гордости её жителей, о заново открываемых духовных ценностях башкирского народа.

Станислав Лебедев. Чуть помедленнее кони. 2010 год. Оргалит. Масло. Размеры: 65 Х 85.

Станислав Лебедев. Чуть помедленнее кони. 2010 год. Оргалит. Масло. Размеры: 65 Х 85.

Родник, питающий творчество многих живописцев республики, принадлежащих разным поколениям, – фольклор На рубеже 50-60 годов начинался творческий путь художников А. Ситдиковой и Александра Бурзянцева. Палитра их полотен — яркая, праздничная в ка­кой-то мере рождена общим оптимистическим пафосом искусства тех лет. Но в большей степени источник жизнеутверждающего характера их произведений – народное искусство. Русский фольк­лор, старинная архитектура, русская поэтическая лирика вдохнов­ляют мощный талант Александра Бурзянцева, живописные «сказы» кото­рого построены на декоративности больших цветовых плоскостей.

Александр Бурзянцев. Прощай зима. 1977. Холст. Масло. 124Х146.

Александр Бурзянцев. Прощай зима. 1977. Холст. Масло. 124Х146.

Башкирские натюрморты и интерьеры А. Ситдиковой завора­живают экспрессией цвета, удивительной композицией, где каж­дый предмет обретает самоценность Простота художественных приемов, подкупающая искренность несомненные достоинства ее работ. Творчество Бурзянцева и Ситдиковой органично вписы­вается в общий контекст современной живописи республики и служит свидетельством многонациональности ее структуры.

Борис Федорович Домашников. Псков. Синий день. 1969. Холст. Масло. 53 Х 70.

Борис Федорович Домашников. Псков. Синий день. 1969. Холст. Масло. 53 Х 70.

Живопись последних четырех десятилетий трудно представить и без имени Бориса Домашникова. Свойственная искусству 60-х при­поднятость над повседневностью сформировала эмоциональное содержание творчества художника Оптимистически воспринятые мифологемы социализма реализовались в его искусстве в звонкой палитре красок, в монументальном решении композиционных по­строений, в теме Родины – для сверстников Домашникова одной из главных. Они многое вынесли вместе с Родиной, самозабвенно веря в ее будущее Домашников и сегодня пишет о Родине. Однако в его работах 90-х годов иное мироощущение, вызванное пере­живанием об утраченных идеалах, искренне воспринятых худож­никами его поколения. Тема Родины обретает теперь в его произ­ведениях драматический колорит.

Изобразительное искусство Башкортостана явление динамич­ное и многослойное, изобилующее как воздействиями нового вре­мени, так и влияниями обретенного в прошлом опыта. Оно трудно поддается классификации, поскольку часто элементы разных стилей сплетаются в творчестве одного автора. Это касается и искусства молодых, и, в особенности, тех, кто начинал свой путь на ру­беже 70-80 годов, когда традиции реалистической школы еще со­хранялись, а идеологическое давление значительно ослабло, что подготовило почву для обновления сначала проблем этики, а вслед за тем и художественного языка. Сегодня в творчестве этих авто­ров в разной степени и в разных соотношениях проявляются по­пытки примирения накопленного реалистического опыта с экспе­риментами в использовании новых изобразительных приемов Лишь немногие из них пошли по пути кардинальных обновлений собственной манеры и метода окунувшись в безудержный поток перемен. Большинство авторов сохранило индивидуальные харак­теристики, которые позволяют, несмотря на значительное обнов­ление стиля, все же узнать почерк мастера.

Урал Мухаметшин. Крестьянская война. 2008. Холст. Масло.

Урал Мухаметшин. Крестьянская война. 2008. Холст. Масло.

Приверженностью теме и художественным принципам отмечено творчество Урала Мухаметшина. Его жанровые работы, посвя­щенные быту башкирской деревни, сохраняют черты, свойствен­ные стилистике его более ранних картин реалистическую трактовку образов достаточно условно разработанное пространство, декоративность цвета, жесткие объемы, графичность живописной структуры. И даже в работах чисто декоративного характера он узнаваем по тем индивидуальным приемам, которые подчеркивают графичность живописи – резким «проведениям» тонких длинных мазков, контрастам цветовых пятен.

Своеобразие почерка И. Фартукова обнаруживается в живо­писных характеристиках его произведений. Их цветовая гамма отличается интенсивностью контрастов зеленого, желтого, черного, красного. Пережив в поисках новой формы влияния русского авангарда, он часто возвращается к более спокойным пластическим решениям, оставляя роль «силового поля» за колоритом.

Николай Пеганов. В провинциальном городе. (Все были еще живы). 1990. (БГХМ им. М. В. Нестерова).

Николай Пеганов. В провинциальном городе. (Все были еще живы). 1990. (БГХМ им. М. В. Нестерова).

Своеобразием трактовки темы «ретро» отмечено творчество Николай Пеганова. В простоте композиций и легкости форм, тонкой нюан­сировке живописи заложено ностальгическое отношение автора к прошлому страны.

Из группы художников, опирающихся на реалистические тра­диции, Р. Хабиров едва ли не единственный в республике хранит строгие принципы классической художественной школы Его изобразительчый язык подчеркнуто академичен отчего работы при обретают характер некоторой декларативности, утверждающей безусловные достоинства профессионального ремесла Творческие принципы художника вступают в полемику с экспериментаторским характером современной живописи ищущей новые формы, адекватные современности, но не отвергающей достоинств профессиона­лизма.

Сергей Краснов. Пентаполис. 1986. Холст. Масло.

Сергей Краснов. Пентаполис. 1986. Холст. Масло.

Творчество Сергея Игнатенко, Бориса Самосюк, Сергея Краснова, Александра Буганина основано на знании и серьезной переработке наследия миро­вой художественной культуры. В их работах выявляются глубинные связи общечеловеческого опыта и памяти с личным креатив­ным мышлением и практикой современною художника Извечный спор добра со злом порока с добродетелью социальная экология, трагедия одинокого человека, отвергнутого толпой, и многое, мимо чего не может пройти серьезный художник, стало темами их картин. Конечно, у каждого из них – свои изобразительные принципы, благодаря которым интерпретация той или иной темы инди­видуальна. Идеалы красоты в творчестве Сергея Игнатенко утвержда­ются через эстетику безобразного и конфликт отталкивающего образа с намеренной эстетизацией цвета и пластики Воздействие «постмодернизма» не обернулось формальными поисками. Его «Гефсиманская ночь» (1994), «Поцелуй Иуды» (1994) поднимают философско-этические проблемы. И в творчестве Бориса Самосюка библейские темы – не просто сюжеты для жанровых картин Тема страданий Христа в его живописи, где предмет деформируется цветом, а пространство и вовсе абстрактно, – не теряет эмоцио­нального и психологического напряжения экспрессия цвета и «из­ломы» пластики подчеркивают трагическое содержание картины.

В яркой, карнавальной живописи А. Буганина мрачная печаль соседствует с весельем праздника «Госпожа Д», «Праздник сови­ных перьев» – романтические фантазии, расцвеченные мощным цветовым всплеском и скрывающие драму одиночестве в толпе.

Своеобразие языка Сергея Краснова обусловлено логикой аналити­ческого мышления художника, выстроенность композиций, графи­ческая четкость рисунка, сложная образная структура работ, по­строенная на выверенном соотношении фантастического и реаль­ного Тематика его произведений – сосуществование цивилизаций, сущность человеческого бытия, проблемы прогресса скрывается за изобразительными метафорами.

Расих Ахметвалиев. Запах цветка. (Parfum de fleur). 2002. Холст. Масло. 73х60.

Расих Ахметвалиев. Запах цветка. (Parfum de fleur). 2002. Холст. Масло. 73х60.

При всей разнохарактерности художественного языка, творче­ству этих художников присущи широкие обобщения, философское содержание, метафоричность языка и глубокая психологическая наполненность образов.

В полемике с реалистическими тенденциями 80-х годов роди­лось содружество художников Н. Латфуллина, В. Ханнанова, Р. Харисова, Расиха Ахметвалиева, Р. Гарифуллина, Н. Байбурина «Чин­гисхан» – группа, в пределах которой скоцентрировались не­сколько поисковых направлений башкирских живописцев Худо­жественные принципы их, столь непохожие между собой, сформи­ровались на базе различных культурных традиций Востока и За­пада.

В творчестве Василя Ханнанова символ супрематизма – черный квадрат в различных комбинациях с элементами символики ислама (серия картин «Рождение мифа», 1991) открыто декларирует идею взаимодействия двух культур Оттолкнувшись от этой про граммы в более поздних работах цикла «Откровение» (1995) в ткань пуантилистской живописной структуры пейзажного мотива он вплетает тексты Корана, оставив позади увлечение концепту­альными направлениями авангарда и обращаясь к реалистическим формам Этот пример показателен с той точки зрения, что характе­ризует в целом динамику башкирской живописи, за чрезвычайно короткий промежуток времени переболевшей влияниями беспред­метной живописи и возвращающейся к стилизованной, но реаль­ной форме.

Фарид Ергалиев. Ночной музыкальный город. 1999. Холст. Масло. 70 Х 90.  Частное собрание г. Уфа.

Фарид Ергалиев. Ночной музыкальный город. 1999. Холст. Масло. 70 Х 90. Частное собрание г. Уфа.

Другая линия новаторских поисков представлена в группе «Чингисхан» творчеством Р Харисова Истоки его искусства можно обнаружить в татарской вышивке, лубке, городской вывеске начала XX века Оттуда заимствует художник декоративные принципы, положенные в основу его изобразительной системы открытый цвет, контурный абрис простых форм ритмо-цветовая организация композиций.

Вне пределов группы эта линия представлена творчеством Фарид Ергалиева. Ею картины также построены на использовании худо­жественных приемов фольклора, но истоки их знаковой системы корнями уходят в древнюю культуру предков И содержание кар­тин лежит в иной плоскости, нежели лирика Р.Харисова В «фольклорном» решении композиций оригинальное толкование древнего содержания народного творчества – идеи единства при­роды и человека.

Рафаэль Кадыров. Не приехавшие гости. Холст. Темпера. 96Х115.

Рафаэль Кадыров. Не приехавшие гости. Холст. Темпера. 96Х115.

Расих Ахметвалиев в своей живописи обращается и к опыту кубизма, и к живописи фовизма, однако значительно перерабатывает их смягчает формы первого и открытую экспрессию второго сложными нюансировками цвета. Изысканность колорита и дели­катная стилизация форм определяют хрупкость и утонченность образов прекрасных незнакомок и зыбкость силуэтов забытых тюркских всадников, помещенных в условное пространство живо­писи перетекающих из цвета в цвет волн. Образная система роман­тических картин Расих Ахметвалиева близка камерным сюжетам Рафаэля Кадырова, в которых утонченная грация пластичных фигур ассо­циируется с художественными образами восточной поэзии, а цве­товые решения подобны легкой акварели. Очарование его картин - в светлой, наивно-идиллической трактовке национальной темы.

Рассмотренный материал позволяет убедиться в общем экспе­риментальном характере башкирской живописи, развивающейся в пределах трех направлений реалистического, представленного работами художников разных поколений, реминисценций русского авангарда в творчестве целой группы авторов, ориентации на опыт западноевропейской живописи. Но и в рамках этих направлений существует несколько поисковых линий, поскольку речь идет не о явном воздействии или влиянии избранных ориентиров, а лишь об импульсах, ставших отправной точкой поисков.