Живопись. Фотография. Дизайн.

Register Login

Миражи Расиха Ахметвалиева. Часть 3.

Расих Ахметвалиев. В пути. 2005 год. Холст. Масло. 73 Х 92. Частное собрание г. Москва.

Понемногу среди абстрактных пятен и линий начинают проявляться фигуративные образы. В работах «Всадник» (1993), «Предчувствие весны» (1994) еще преобладает графичность, но рисунок не мог быть определяющим в творчестве художника, для которого ведущим методом стала живописная импровизация. Рисуя одну и ту же ситуацию, Расих будто подбирает джазовые аккорды; накладывая их на синкопированный ритм, варьируя, он всякий раз создает новый экспромт. В его уже законченных произведениях сохраняется ощущение процесса, движения. Он постоянно экспериментирует в рамках излюбленных тем и никогда не знает, каким будет результат. Начиная работать, художник не может предугадать ни цвета, ни даже темы подчас. «У меня нет определенной задачи. Я могу начать с формы и копаюсь в подсознании. Возникает эмоция, и начинаю ткать, не зная точно, что получится». Кажется, что образы возникают сами собой, помимо воли мастера. Однако, если вдруг оказывается, что новое произведение напоминает что-то из прежнего, он уничтожает написанное и заново работает над холстом…

Расих Ахметвалиев. На 19-м этаже. 1997 год. Холст. Масло. 49 Х 44. Частное собрание г. Уфа.

Расих Ахметвалиев. На 19-м этаже. 1997 год. Холст. Масло. 49 Х 44. Частное собрание г. Уфа.

Схожесть мотивов и многообразие разработок темы неизбежно привели к серийности. Постепенно в творчестве Ахметвалиева определилось несколько ведущих тем, объединяющих циклы картин, посвященных женским образам и всадникам. Фигуры в его работах чаще всего статичны. Но за внешним созерцательным покоем скрывается природная энергия, которая выражается в бесконечном движении красочной массы на холсте, в постоянной трансформации многослойной фактуры. Художник сознательно отказывается от излишней сюжетной динамики. В этом заключен его своеобразный протест против разрушительных страстей и антиэстетики, столь свойственных так называемому актуальному искусству. Работы художника красивы и птимистичны.

Для него очень важна позитивность внутреннего посыла. «Ты должен делать гуманистические вещи, красивое искусство — перфоманс или видео-арт, как Билл Виола, искусство должно быть человечным… Важно, на какой ты позиции — делаешь провокативные работы, в которых превалирует разрушительное начало на потребу запросам современной публики, или стоишь на жизнеутверждающей позиции. Эти вещи для меня очевидны». Может быть, именно эта установка на добро, красоту и гармонию побуждает Расиха вновь и вновь обращаться к женским образам. В юности он пытался копировать работы Беллини, Джорджоне, Тициана, восхищаясь умением великих итальянцев в библейских и мифологических сюжетах показать реальную жизнь. Проникаясь светлым состоянием классических образов, Расих вглядывался в лица и позы персонажей — задумчивых, погруженных в свои мысли. И сегодня его женские образы в чем-то сродни мадоннам Возрождения — углубленным самосозерцанием, тихим внутренним светом…

Расих Ахметвалиев. Предчувствие весны. 1997 год. Холст. Масло. 97 Х 130. Собственность автора.

Расих Ахметвалиев. Предчувствие весны. 1997 год. Холст. Масло. 97 Х 130. Собственность автора.

Он не пишет портреты. Его персонажи — собирательные образы тех, с кем общался, кого мимолетно видел на улицах разных городов. Воспевая красоту, художник рисует не облик человека, а его состояние, неуловимое и оттого еще более притягательное. Расих тонко подмечает грацию движений, женственную пластику и выраженную этой пластикой эмоцию, передает ее цветом и живописной фактурой. Контуры фигур, черты лица едва намечены, и прекрасные незнакомки кажутся загадочными, далекими и бесплотными. Он лишь слегка обозначает линией и цветом окружающее пространство — интерьер или пейзаж, даря зрителю замечательную возможность фантазировать вместе с живописцем. Расих всю жизнь экспериментирует с цветом и светом. Его полотна фактурны и многослойны. Гладкая тающая легкость лессировок сочетается с пастозными мазками, отчего формы кажутся вылепленными. Оттенки зеленого, голубого, желтого мягко переходят друг в друга на перламутровой поверхности живописи. Никакой  повествовательности, никакого конкретного действия, движение лишь намечено. Недосказанность и призрачность фигур создают ощущение мистериального действа, сущности которого мы не знаем, но улавливаем его метафизическую окраску.

Расих Ахметвалиев. В пути. 2003 год. Холст. Масло. 116 Х 89. Частное собрание г. Уфа.

Расих Ахметвалиев. В пути. 2003 год. Холст. Масло. 116 Х 89. Частное собрание г. Уфа.

Внешне все мотивы просты — это подсмотренные или придуманные художником ситуации: модели с цветами на фоне открытого окна, где виден вдали условный и оттого кажущийся особенно прекрасным город; женщины с танцующей походкой в легких развевающихся одеждах; девушки, беседующие на скамейке или на балконе, выходящем на водоем… Девушек бесчисленное множество: одни стоят под сводами некоего сооружения, другие сидят в задумчивости, третьи изображены с книгой, лежащей на коленях или на стеклянном столе. Стеклянный стол, легкий и призрачный, — один из любимых мотивов Расиха. Да и фигуры его героинь будто из стекла — легкие и хрупкие, боящиеся неосторожного прикосновения. Он часто намеренно обращается к устоявшимся иконографическим образам и композиционным схемам, внося в них новое авторское видение, сообщая им непривычную тональность. Таковы, например, изображения матери с ребенком, женщины с книгой, художника и его модели.

Расих Ахметвалиев. В пути. 2006 год. Холст. Масло. 61 Х 50. Частное собрание г. Москва.

Расих Ахметвалиев. В пути. 2006 год. Холст. Масло. 61 Х 50. Частное собрание г. Москва.

Они выступают в разных ипостасях — это возлюбленная, спутница жизни, муза, мать или совершенно абстрактный образ. Его «мадонны» сочетают в себе ренессансные и современные черты. Книга — едва ли не единственный предметный атрибут, который ассоциируется с мировой классикой, оставаясь актуальным. Движения моделей, благородство их поз, погруженность в себя напоминают нам о живописи старых мастеров. Однако они принадлежат нашему времени — не столько одеждой, и прическами, сколько ощущением внутренней свободы.

Читайте начало статьи:

Миражи Расиха Ахметвалиева. Часть 1.

Миражи Расиха Ахметвалиева. Часть 2.