Живопись. Фотография. Дизайн.

Register Login

Мертонское аббатство

 Мертонское аббатство

Название «мертонское аббатство» вошло вупотребление в XVII веке — так назывались территории, прилегаю­щие к стенам Мертонского  монастыря, располагавшегося на р. Уондл. Судя по археологичес­ким находкам, люди начали засе­лять берега этой реки еще в бронзо­вом веке, а во времена римлян здесь была проложена дорога шириной 12 м. Самое же раннее упоминание собственно Мертона относится к временам саксов — название это свя­зано с поселением VII столетия и обычно переводится с древнесак­сонского как «ферма у пруда». В Книге Судного Дня — первой госу­дарственной переписи населения Англии, проведенной в 1086 году, го­ворится, что Мертон принадлежал самому Вильгельму Завоевателю, в нем была церковь, две мельницы и «земля для двадцати одного плуга».

Согласно документам XIV в., в 1114 году Генрих I пожаловал Гилбер­ту, шерифу Суррея, Хантингдона и Кэмбриджа, часть Мертона, где по следний и поселился, решив постро­ить на своих землях монастырь для монахов-августинцев. Таким образом, начало одному из самых больших и влиятельных монастырей Южной Англии положили построенная Гил­бертом церковь и несколько деревян­ных домиков. Точное месторасполо­жение этого храма неизвестно, но считается, что он находился непода­леку от нынешней приходской церк­ви Святой Девы Марии.

Поскольку особенно сильное впечатление на Гилберта произвели августинцы из Хантингдона, именно они в лице Роберта Бэйля получили контроль над построенной им церко­вью. Однако спустя некоторое время Роберт понял, что монастырю следу­ет находиться ближе к р. Уондл (река была важна и как источник питьевой воды, и как сила, приводящая в дей­ствие мельницы, и, что немаловаж­но, для очистки уборных). Выбрав новое место, он не без колебаний со­ общил об этом Гилберту; последний, впрочем, согласился, и вскоре обоих постоянно видели вдвоем: они то пешком, то верхом осматривали ме­стность и обсуждали, где строить но­вую, большую, чем предыдущая, де­ревянную церковь, где мельницу, где кладбище, где разбивать виноградни­ки. Когда все было готово, с благо­словением приехал Уильям Гиф­форд, епископ Винчестерский. 3 мая 1117 года 17 монахов «радостно во­шли» в новые здания; общая терри­тория расположенного на берегах р. Уондл монастыря насчитывала 60 акров. Гилберт пригласил многих епископов и знатных лиц посетить свое детище; известно, что среди гостей была и королева Матильда, которой это место чрезвычайно по­нравилось.

 Мертонское аббатство

В 1121 году Гилберт получил в свое владение все поместье Мертон и с 1125 года начал возводить там «очень красивую и прочную» цер­ковь, которая «показалась слишком грандиозной известным особам», а потому была разрушена сразу же по­сле смерти Гилберта.

Именно в этом монастыре, завое­вавшем значительный авторитет с первых же лет своего существования, в конце 1120-х годов обучался Томас Бекет. Известно, что, когда в 1162 году он был избран архиепископом Кентерберийским, на нем было «чер­ное одеяние, что носят монахи в Мертоне».

С 1131 по 1136 год многие монас­тырские здания перестраиваются в камне, в целом же строительные ра­боты здесь велись на протяжении большей части XII столетия, а в XIII в. Мертон, как и многие другие английские монастыри, расширился и приобрел уже государственное зна­чение. В 1217 году здесь проходили мирные переговоры между Англией и Францией. Король Генрих III осо­бенно любил этот монастырь и, начи­ная с середины 1240-х годов, посещал его по несколько раз в год. Его супру­га была коронована в 1236 году имен­но в Мертоне, а два века спустя, в 1437 году, здесь прошла коронация Генриха IV.

 Мертонское аббатство

Самым большим и важным зда­нием монастырского комплекса, ра­зумеется, была церковь, выстроен­ная в форме креста. Судя по археологическим данным, она неод­нократно перестраивалась и достра­ивалась, кроме того, в ней велись по­стоянные ремонтные работы вплоть до XV столетия. К этому времени длина ее составляла 110 м, а к север­ному трансепту примыкали много­численные часовни. Вторым по зна­чению было здание капитула, где ежедневно собиралась братия для обсуждения вопросов, связанных с монастырской жизнью, и куда прихо­дили миряне, обращаясь за помощью к монахам в решении своих проблем.

Оно находилось к югу от церкви, что также характерно для большинства монастырей. Наиболее ранние из об­наруженных археологами частей зда­ния относятся к XIII в., однако, судя по средневековым источникам, оно было возведено веком раньше. В крытой галерее, обрамлявшей внут­ренний двор монастыря (там, по всей вероятности, были огород и сад, где выращивались целебные тра­вы), размещались кабинки для инди­видуальных занятий монахов; она также давала возможность перехо­дить из одного здания монастыря в другое. В северной части находи­лась, по обыкновению, церковь, в восточной — монастырский дортуар, в южной — трапезная, в юго-восточ­ной — выстроенный в первой поло­вине XIII столетия комплекс зданий, связанных с лазаретом. Погребения в Мертоне осуществлялись в четы­рех местах: на кладбище, располо­женном к северу от церкви, в самой церкви, в здании капитула и на юж­ном кладбище.

Монастырь в Мертоне существо­вал до момента ликвидации монасты­рей Генрихом VIII. В 1538 году земли были переданы в королевское веде­ние, причем, насколько известно, разрушение монастырских строений началось еще раньше, чем их офици­альный переход в руки новых вла­дельцев, поскольку камни разобран­ных зданий использовались при возведении королевского дворца в Нонсаче, а также местных построек, например, двух зданий XVI в. на Мер­тон Хай-стрит. Судя по гравюре 1800 года, тогда еще была в целости и сохранности мертонская часовня, но до сегодняшнего дня она не дошла. Здесь стоит отметить, что кроме этой гравюры, а также сохранившихся фрагментов монастырских стен, вплоть до начала XX в. практически ничего не было известно о том, как монастырь выглядел и какова была его территория. Лишь в 1920-х годах, когда местный любитель древностей К.Х.Ф. Бидцер начал проводить рас­копки на этой территории, было оп­ределено точное месторасположение и план первого этажа церкви, а также обнаружено здание капитула. Сорок лет спустя, в 1962-1963 годах, раскоп­ки Д. Тернера к западу от церкви пока­зали мощеную дорогу XTV столетия, а раскопки 1976-1978 и 1983 годов поз­волили говорить о том, как выгляде­ли очертания здания капитула, закры­тая галерея и часть комплекса лазаре­та. Больше всего материалов дали раскопки 1986-1990 годов, проводив­шиеся Музеем Лондона в преддверии постройки Сейнсбери Савацентра — огромного супермаркета, занявшего часть бывших монастырских терри­торий (открыт в 1989 году); а послед­ние по времени раскопки велись здесь в 2002-2004 годах и значитель­но расширили представления ученых о жизни монахов в Мертоне.

 Мертонское аббатство

Итак, после того как монастырь здесь был ликвидирован, земли пере­ходили из рук в руки, и к XVII в., как уже было отмечено выше, за всей этой территорией закрепилось назва­ние «Мертонское аббатство». Начи­ная же с 1660-х эта территория посте­пенно становится производственным центром, что и определило ее буду­щее. В 1724 году в Мертонском аббат­стве было основано производство набивных тканей. Возможно, под мас­терские были использованы некото­рые из сохранившихся монастырских построек. В 1752-м было учреждено второе производство «внутри монас­тырских стен», именно на этой тер­ритории впоследствии разместились мастерские Морриса.

Уильям Моррис подписал дого­вор об аренде семи акров земли в Мертоне 16 июня 1881 года, получив в свое распоряжение жилой дом, каретный сарай, мастерские вдоль Мертон Хай-стрит, различные слу­жебные помещения, а также два боль­ших двухэтажных сарая. Он не стал сносить существовавшие постройки, и они сохранялись, хотя и в несколь­ко перестроенном для нужд произ­водства виде, до того момента, когда его мастерские были закрыты в 1940 году. Так, например, стены сара­ев были укреплены, а крыши их под­няли, чтобы там могли поместиться станки; под шпалерную мастерскую приспособили первый этаж того са­рая, что находился на южном берегу р. Уондл и выходил окнами на пруд.

Что касается мастерских Мертонского аббатства, в которых произ­водились набивные ткани, то они переходили от одного набойщика к другому. Джон Лич построил новые здания под мастерские около 1800 го­да, они позже стали известны как «Беннет Мил» («Мастерская Бенне­та»), по имени зятя Лича Томаса Бен­нета. В 1831 году Эдмонд Литтлер, на­бойщик из Вест Хэма на р. Ли вступил во владение мастерскими по произ­водству шелковых тканей. В 1875 году он начал поставлять товары для магазина «Либерти» на Риджент-стрит, а к 1890-му он уже производил все ткани «Либерти». В 1904-м мастерские Литтлера были куплены «Либерти и Ко», и производство набивных тка­ней в них продолжалось вплоть до 1972 года, затем здесь работали мно­гие набойщики, пока эти мастерские окончательно не закрыли в 1982-м.

 Мертонское аббатство

Помещения «Либерти» на берегу р. Уондл сохранились, и в настоящее время там находится Город мастеров, открывшийся в 1989 году и известный как Мертон Эбби Милз («Мастерские Мертонского аббатства»). В отрестав­рированном здании XIX столетия можно посмотреть, как работает водя­ное колесо — одно из немногих остав­шихся в Лондоне (благодаря ему дом получил свое название — «Уилхаус»), увидеть за работой гончара Стивена Льювелина, мастерская которого раз­мещается здесь с 1996 года. Льювелин — член группы «Наследие Уондл», которая стремится превратить это ме­сто в культурный центр и сохранить то, что дошло до наших дней. Этой жи­вописной территории постоянно уг­рожает застройка. Выше уже упомина­лось, что в конце 1980-х часть земель — та самая, где размещалась шпалерная мастерская Уильяма Морриса, — была занята Сейнсбери Савацентром. Что­бы ничего подобного не произошло с мастерскими «Либерти», члены груп­пы летом проводят Уондлский фести­валь, а каждую пятницу с июня по август — бесплатные джазовые кон­церты на территории Мертон Эбби Милз в надежде на то, что лондонцы, полюбив это место, не дадут его унич­тожить. В Уилхаусе устраиваются вы­ставки, рассказывающие посетителямо монастыре в Мертоне и истории этой местности в целом; в будущем планируется открытие музея.

Автор статьи выражает искреннюю бла­годарность Дэвиду Сэксби (Museum of London Archaeology Service) за предостав­ленные материалы.