Живопись. Фотография. Дизайн.

Register Login

Воспоминания о художниках. Владимир Евграфович Татлин.

Художник Владимир Евграфович Татлин

Владимир Евграфович Татлин родился 28 декабря 1885 года в Киеве. Будущий художник рано начал самостоятельную жизнь, сбежав из дома в 13 лет. Чтобы заработать средства к существованию, он помогал декораторам театра, иконописцам, служил юнгой на кораблях, путешествующих в Турцию, перебивался случайными заработками. Этот этап своей биографии Татлин запечатлел в картине «Автопортрет», изображающей моряка.

Полноценного художественного образования Татлин не получил. Он обучался урывками, сначала в Московском училище живописи, ваяния и зодчества, затем в Пензенском художественном училище. Из училища в Москве его отчислили в 1903 году за неподобающее поведение и неуспеваемость.

Первый раз я увидел Владимира Ев­графовича Татлина у Лентулова. Ху­дой молчаливый человек в широко разношенной, как тогда говорили, фуфайке неопределенного серовато­го цвета. Как живописец он уже не­сколько лет не выставлялся. И, по словам Аристарха Васильевича, под­держивали его в очень нелегких материальных обстоятельствах глав­ным образом театральные режиссе­ры. Я слышал имя А.Я. Таирова, позже узнал, что были еще И.Н. Берсенев и А.Д. Попов. Лицо Татлина в крупных складках, с крупным носом, с налив­шимися мешками под глазами гово­рило о тяжелой усталости. На шутки Аристарха Васильевича он не отве­чал и только иногда чуть кивал голо­вой.

Владимир Татлин. «Натурщица».  1913 г. Холст, масло. 143 x 108 см. Государственная Третьяковская галерея, Москва, Россия.

Владимир Татлин. «Натурщица».  1913 г. Холст, масло. 143 x 108 см. Государственная Третьяковская галерея, Москва, Россия.

По-настоящему мне удалось уз­нать Владимира Евграфовича Татлина в подва­ле на Мясницкой, где он жил в быв­шей дворницкой, располагавшейся на уровне много ниже земли. В под­вал вело несколько ступенек, куда по­стоянно заливалась вода. О многих подробностях жизни Мастера позже мне рассказывала Сарра Дмитриевна Лебедева, знакомая с Татлиным с кон­ца 1900-х годов, когда приходила по субботам в наш дом вместе с Робертом Рафаиловичем Фальком и Еленой Михайлов­ной Фрадкиной. Но никогда Сарра Дмитриевна не говорила, почему Татлин оказался в этом подвале, хотя очень много и подробно рассказывала о его ма­стерской на Остоженке, в бывшей усадьбе Тургене­вых. Там он с 1911 года преподавал живопись и ри­сунок, а среди его учеников были А.А. Веснин, Л.С. Попова, Н.А. Удальцова, В.М. Ходасевич и Р.Р. Фальк. Весной 1914 года, за несколько месяцев до начала первой мировой войны, там же состоя­лась Первая выставка живописных рельефов.

Владимир Татлин. «Портрет артиста».  1914 г. Холст, масло. 104 х 88 см.

Владимир Татлин. «Портрет артиста».  1914 г. Холст, масло. 104 х 88 см. 

Увидев в дворницкой лицо Татлина, я был по­трясен. Передо мной был великий художник, пере­живающий за весь мир, исполненный такого разоча­рования, которого не мог вместить. Это была не личная трагедия, хотя в 43-м он потерял сына, а ви­дение страны, которой он посвятил жизнь, своей земли. Создатель самого талантливого архитектур­ного произведения, чьи идеи и в начале XXI столе­тия остаются новаторскими, с новыми технология­ми, новыми пластическими открытиями, он не был печален. Даже, пожалуй, не потерял веры, что ког­да-то что-то из его надежд может свершиться. В нем жило огромное разочарование в людях, коллегах, которое и захлестывало его веру в искусство.

Владимир Татлин. «Спасские ворота».  Эскиз декорации к эпилогу неосуществленной оперы М.И.Глинки

Владимир Татлин. «Спасские ворота».  Эскиз декорации к эпилогу неосуществленной оперы М.И.Глинки "Жизнь за царя" 1913 г. Картон, клеевая краска.Государственная Третьяковская галерея, Москва, Россия.

Разговаривая с ним, я все время ощущал эту тя­жесть, которая была в его глазах, жестах, общей ме­ланхолии. Человек, для которого язык современно­го искусства был естественным разговорным языком, вдруг столкнулся с партийной машиной, с представляющими ее роботами, которые не хотели ни слушать, ни понимать, но только исполнять «высшую» относительно них волю. Человек, кото­рый верил, что с помощью искусства можно изме­нить психологию людей, который в год празднова­ния первой годовщины революции раскрасил, как невиданный сад, деревья перед Большим театром, для которого искусство было нравственным служе­нием народу, узнал, что все это невозможно, что все это входит в понятие формализма, а значит, вредно и наказуемо.

Владимир Татлин. «Контр-рельеф». 1916 г. Дерево, палисандр, ель, металл.

Владимир Татлин. «Контр-рельеф». 1916 г. Дерево, палисандр, ель, металл.

Но как же оживал, менялся Владимир Евграфо­вич, когда начинал говорить о смысле своих поис­ков, о поисках новых контактов с эмоциями и внут­ренним миром человека. И он был по-настоящему рад гостю. При всей явной стесненности в средст­вах и еде он непременно ставил чай, раз у него нахо­дилось несколько пряников, другой — бублики. Та печаль, которая таилась в его глазах, все время стал­кивалась с внутренней, безоглядной верой в то, что подлинное искусство все равно победит, утвердится в окружающем, заявит о себе.

Когда я уходил, он долго жал мне, еще мальчиш­ке, руку, полуобнимал и повторял: «Надо верить. На­до. И идти дальше».