Живопись. Фотография. Дизайн.

Register Login

Жизнь и творчество художника Рината Волигамси

Ринат Волигамси. 2002. Холст. Масло.

Художник Ринат Волигамси родился вдалеке от городской культуры в башкирском поселке Ермолаево в 1968 году. Буквально с раннего детства он был одержим рисованием и первые, еще детские опыты производил на простынях вместо холста с помощью кистей, сделанных из собственных волос. Художник вспоминает, как, стоя под столом, увлеченно разрисовывал его днище.

Поселок, в котором рос Ринат, был совсем небольшим, и художественной школы в нем не было. В школьном возрасте Волигамси рисовал тайно, притворяясь, что делает домашнее задание, поскольку родители не поощряли столь несерьезное увлечение сына.

В 13 лет Ринат утвердился в своем желании заниматься искусством, и родители выписали ему журнал «Юный художник», который в буквальном смысле стал его первым учебником по искусству. Под одной из красочных репродукций в журнале, выполненных на холсте маслом, стояла подпись школьника. Ринат неистово захотел нарисовать так же, как его сверстник. «Что такое масляные краски, я еще не знал, а акварельная краска безжалостно расплывалась по куску простыни, натянутому бельевыми прищепками на проволочный каркас», — вспоминает художник. По его словам, «первая работа принесла разочарование», но он не унывал, и «ближайшая поездка с родителями в Уфу принесла коробочку масляных красок и кисти». О том, что краски надо разбавлять и что их можно смешивать, начинающий художник еще не подозревал. Написанная им картина была по-прежнему далека от журнальной. Естественным образом кисти после использования засохли — тогда Ринат сделал кисточку самостоятельно, из кончика хвоста доверчивой соседской кошки. Впоследствии он стал делать кисти из собственных волос, что практикует большинство юных художников. Художник говорит, что к окончанию школы вся комната была завешана и завалена холстами и акварелями.

Художник Ринат Волигамси на открытии художественного форума АРТУФА2015

Художник Ринат Волигамси на открытии художественного форума АРТУФА2015

В 1984 году Волигамси поступил на архитектурное отделение Уфимского нефтяного института. Закончив его, параллельно с работой архитектора занимался живописью и принимал участие в выставках. В середине 90-х художник жил в городе Златоусте, где несколько лет трудился над знаменитой златоустовской гравюрой на стали, за что был удостоен Государственной премии России «за создание коллекции украшенного холодного оружия».

Признание на высшем уровне, однако, не сбило Волигамси с пути живописца, даже наоборот — о «Государыне», как называет премию художник, он вспоминать не любит. Впрочем, военная тема у Волигамси осталась основной, но в совершенно ином, простите за каламбур, разрезе: солдаты и офицеры регулярно появляются на его полотнах. Правда, военная дисциплина здесь лишь повод для утверждения своего взгляда на прошлое.

Ринат Волигамси. Среди ветвей. 2002 год. Холст. Масло.

Ринат Волигамси. Среди ветвей. 2002 год. Холст. Масло.

Владея специальностями архитектора и художника по металлу, легко уйти от нестабильной стези живописца, но художник нашел в себе силы отказаться от всего, оставив лишь то, чем ему действительно хотелось заниматься. В начале 2000-х художник стал популярным в интернете. Его ироничные картинки из «Неофициального альбома», рассказывающего о вымышленной биографии братьев-близнецов Ульяновых, стали узнаваемы по всему миру. По легенде от Волигамси, Ильич был жив довольно продолжительное время. Он был счастливо женат, причем сразу на нескольких женщинах, а после революции купил лавочку и проводил дни в Цюрихе в счастье и умиротворении. 

Альтернативная биография вождя представлена в виде фотографий, которые собраны в «Неофициальный альбом». Трудно поверить, что в нем не реальные, пожелтевшие от времени карточки, а коллажи. Для работы художник использовал сотни настоящих старинных снимков, с которыми работал в «Фотошопе».

Ринат Волигамси. 1,5. 2011 год. Холст. Масло. Нитки.

Ринат Волигамси. 1,5. 2011 год. Холст. Масло. Нитки.

Живописная манера Рината Волигамси и сейчас такая, какой она сложилась в двухтысячных. Работы Волигамси обрели ироническую и одновременно философскую осмысленность, а также ставшую его фирменной ретрофотореалистическую манеру. Творческий путь Волигамси сложен, полон кризисов и переосмыслений, поскольку художник неизменно ставит перед собой сверхзадачу — выявлять самое сложное и глубокое. И его работы одновременно интересны и понятны зрителю — благодаря тому, что Ринати Волигамси выражает себя сверхточным живописным языком.

Родословная художника восходит к гиперреалистическим медитациям об истории от Герхарда Рихтера и московскому соц-арту 1970-х. От Рихтера здесь тонкий подход к освоению фотодокументов, тщательность перевода газетного снимка на холст. Это редко встречающийся навык, притом, что большинство нынешних живописцев работают с фотографическим изображением. Часто источники настолько чужды пространству картины, что заимствования в бесконечном архиве фотоизображений выглядят нелепо. У Волигамси все иначе. Монохромные полотна обладают несравнимой со снимком глубиной благодаря световым эффектам — сияющим нимбам, замогильно поблескивающим окнам деревни и другим элементам. К суровой статике фотографии Волигамси, в отличие от Рихтера, добавляет сюрреалистический монтаж. Затерянные в зимнем пейзаже горожане бросают куски хлеба тираннозаврам размером с голубей («На прогулке», 2013), и это выглядит современным приветом знаменитой картине пионеров соц-арта «Большевики возвращаются с демонстрации» (1982), где два канонических революционера, будто перешедшие с полотна Владимира Серова «Зимний взят!», встречают в петроградской тьме маленького крокодильчика.

Ринат Волигамси. По деревне. 2010 год. Холст. Масло. Нитки.

Ринат Волигамси. По деревне. 2010 год. Холст. Масло. Нитки.

Комар и Меламид хотели столкнуть образы живописной пропаганды с традициями барочной живописи и зажечь таким образом искру абсурда. Для Рината Волигамси советское располагается на безопасном расстоянии. Его полотна антиностальгические. Они рассказывают об ушедшем и невосстановимом периоде истории. Военный «Трубач» (2012) дует в землю. Его начальники двоятся и троятся («1,5», «2,5»). Живопись Волигамси о том, что все попытки возродить ритмическую мощь советской дисциплины и военного социализма обречены на провал. Своеобразная «Книга мертвых» о стиле эпохи, которым столькие умиляются. Попытки оживить прошлое приведут только к созданию дефективного будущего, изображенного на картинах Волигамси.