Живопись. Фотография. Дизайн.

Register Login

Ки-Вест: остров сокровищ по-американски

Ки-Вест: остров сокровищ по-американски

Майами и Флорида в целом — популярное в Америке место отдыха, но не только. В последние годы, особенно после откры­тия здесь филиала главной мировой художественной ярмарки Арт-Базель — о побережье Флориды вдруг заговорили не в свя­зи с курортной тематикой, виндсерфингом или дайвингом, а как о неком художественном черноземе, богатом идеями и деньга­ми. Для художников и кураторов на юго-востоке Соединенных Штатов свои ориентиры - помимо Art Basel Miami Beach, это ги­гантские частные собрания, Rubell Family Collection и Margulies collection. Дополняет художественный пейзаж юго-востока США ежегодный фестиваль Sculpture Key West. Зимой 2008 го­да SKW вместе с интернациональной группой художников посе­тил петербуржец Петр Швецов.

Главная достопримечательность Ки-Веста — музей-вилла Эрне­ста Хемингуэя, сейчас обиталище многочисленного потомства его любимого кота. Коралловые рифы, тропики, постоянные шторма. Ко­гда-то здесь были базы пиратов, прятавших тут награбленные сокровища. До сих пор за пиратским золотом охотятся кладоискатели - и не всегда тщетно. Для Ки-Веста традиционно чувство свободы от Большой земли и в связи с этим легкий налет авантюристской славы. Вблизи острова частенько вылавливают неудачливых эмигрантов с соседней Кубы, а сам Ки-Вест — до сих пор один из центров амери­канского наркотрафика. Также он остается культовым местом для од­ряхлевших хиппи, собирающихся толпами на побережье и встречаю­щих восход солнца под поцелуи и обильные воскурения. Посреди острова возвышается памятник архитектуры, маяк XIX века: по нему ориентировался Хемингуэй, когда ночью возвращался домой из ме­стного кабака.

Хосе Бедна. Naufradios. Смешанная техника. Размеры варьируются. 1996. Коллекция семьи Рубелл, Майами.

Хосе Бедна. Naufradios. Смешанная техника. Размеры варьируются. 1996. Коллекция семьи Рубелл, Майами.

Скульптурный проект на маленьком Ки-Весте, конечно, не из чис­ла супер событий со своими традициями и обладающих устоявшейся репутацией. Хотя время от времени островок и посещают сильные представители мира современной скульптуры, Sculpture Key West с момента своего основания в 2002 году до сих пор серьезно о себе не заявил. В общем, фестивалю еще расти и расти. В 2008 году SKW яв­но не удался, поскольку собравшаяся команда была скучновата. К тому же устроители преподнесли потенциальным участникам неприят­ный сюрприз, отказавшись содействовать материалами и рабочей силой. Так, например, заявленный швецовский монумент, попавший в каталог лишь как проект, в основной программе так воплощен и не был, оставшись лишь небольшой бронзовой моделью, эскизом, мел­кой пластикой.

Будь организаторы Sculpture Key West более расторопны, побере­жье Мексиканского залива украсил бы оригинальный современный памятник — напоминание о холодной войне, противостоянии между кап- и соцлагерем. На прибрежном возвышении должна была возникнуть деревянная дозорная вышка — как в концлагере, зоне или ко­лонии. Такую же, обозначавшую как бы другой полюс канувшего в ис­торию мира, поделенного надвое, планировалось установить в Кали­нинграде. Подобная конструкция уже присутствовала в одном из проектов Швецова — это была инсталляция «Моя бабушка была права», смонтированная на фестивале Норд-арт в Бюдельсдорфе. В последнее время художник серьезно увле­чен темой подобных башен-вышек: помимо монументальных бронзо­вых или деревянных вариантов, он сейчас придумывает вышки «зале­деневшие», на три четверти запитые полупрозрачным парафином. Из толщи этого искусственного льда ритмично подмигивают крохотные светодиоды.

Sculpture Key West. Фрагмент экспозиции.

Sculpture Key West. Фрагмент экспозиции.

Возвращаясь к скульптурному проекту в Ки-Весте, заметим, что во многом его ценность заключается в окружающем контексте. Дело не в природном своеобразии здешних мест, а в сложившейся культурной ситуации, уникальной атмосфере художественной концентрации, вроде бы не свойственной юту США. Контекст в большой степени дик­туется двумя динамичными институциями, работающими в Майа­ми, - коллекцией семьи Рубеля и собранием Маргулиса. Обе коллек­ции находятся в стадии постоянного роста, пополнения, зачастую рискованного, поскольку большинство новых поступлений — работы авторов многообещающих, но пока еще не выбившихся в первые ря­ды мирового contemporary. Но в отличие от многих аналогичных част­ных музеев это не законсервированные собрания раритетов, а спон­танно и увлеченно пополняемые собрания.

Margulies Collection и Rubell Family Collection - это коллекции принадлежат к числу крупнейших собраний современного искусства, у них много обще­го — прежде всего в американском стремлении иметь самое-самое и покупать то, что вскоре этим самым-самым станет. И Margulies Col­lection, и RFC занимают бывшие складские сооружения в суровой промзоне, ставшей теперь модным районом, где среди безмолвных, как будто вымерших строений, открываются арт-галереи и дизайнер­ские бутики.

Маурицио Каттелан. Мать Цветная печать. Отпечаток 10. 176,5Х125,1. 1999. Коллекция семьи Рубелл. Майами.

Маурицио Каттелан. Мать Цветная печать. Отпечаток 10. 176,5Х125,1. 1999. Коллекция семьи Рубелл. Майами.

Вход в собрание Маргулиса — ничем не примечательная дверь в глухой толще бесконечной стены. Но когда вы открываете ее, то попа­даете в иной мир. бесконечно просторное пространство, перепол­ненное первоклассными арт-обьектами, начиная с картин Энди Уор­хола и заканчивая видеоинсталляциями Марка Дайона. В этой круп­нейшей коллекции современного искусства нашлось место и для российского художника Петра Белого с инсталляцией - в целом пространство оставляет впечатление нескончаемого выставочного зала, где, впрочем, строго выдерживается логика экс­позиции.

Если Margulies Collection (известное превосходной подборкой со­временной скульптуры) — более популярное место, ориентирован­ное на богатую публику, то Rubell Family Collection привлекательна не­которой утонченностью, кураторскими идеями и просветительскими программами. RFC была основана в 1964 году, вскоре после женить­бы Дона и Меры Рубелл. Затем дело родителей продолжили их де­ти — Джейсон и Дженнифер. Сейчас коллекция представляет собой целую панораму новейших течений в западном искусстве от 1960-х годов по сегодняшний день. Коллекция семьи Рубелл экспонирует­ся в реконструированном здании Drug Enforcement Agency (D.E.A.), складе конфискованных товаров площадью 45000 квадратных футов. Превращенное в музей — выставочный зал, это сооружение открыто для всех с 1996 года. За свою десятилетнюю историю оно приняло выставки таких известных художников, как Маурицио Каттеллан, Кит Херииг, Демиен Херст, Ансельм Кифер, Такаши Мураками, Джефф Кунс, Пол Маккарти, Чарльз Рей, Дэвид Салль, Джулиан Шнабель, Грегор Шнайдер и Синди Шерман. Музейное собрание дополняют художественная библиотека в 30000 томов, медиарум и скульпту­рный сад.

Юн Гьен-Хацушиба. Вьетнам: вперед к объединению отважных, пытливых и трусливых. Из мемориального проекта «Nha Trang». Кадры из видео, снятого под водой. 2001. Коллекция семьи Рубелл. Майами.

Юн Гьен-Хацушиба. Вьетнам: вперед к объединению отважных, пытливых и трусливых. Из мемориального проекта «Nha Trang». Кадры из видео, снятого под водой. 2001. Коллекция семьи Рубелл. Майами.

В бывших складских помещениях может поместиться, кажется, любое произведение искусства. Например, картина-инсталляция Ан­сельма Кифера с приклеенными и пригвожденными к ней комьями земли, засушенными кустами и даже скамейкой из старого кинотеат­ра. Или — его же гигантское панно «Пути житейской мудрости», эта­кая мегагравюра на деревянном прямоугольнике форматом четыре на пять с половиной метров. Там же, в музее семьи Рубелл, выставле­на не менее впечатляющая инсталляция «Nauiragios» кубинского ху­дожника Хосе Бедиа — исполинский, во всю стену, рисунок с угады­вающимися на нем фигурами черных монстров. Если Бедиа актуали­зирует воспоминания о первобытных наскальных изображениях и традицию мексиканских муралистов, то другой «этнический» экспо­нент Rubell Family Collection — афроамериканка Кара Уолкер — ис­пользует в своих работах европейскую технику силуэта, популярную в XVIII — начале XIX века. Уолкер помещает на покрытую битумом бумагy проекции теней людей, потом вырезает их и наклеивает получен­ные силуэты на стену. Ее работы — это целые залы, испещренные гротескными тенями, сценами на тему истории рабства в Америке, агрессивного секса, насилия. Как раз именно масштабом реализации идеи поражают здесь большинство экспонатов в первую очередь. Все огромно, громко, сверхосязаемо — гиперреалистично.

Источник: Журнал НОМИ 1/60/2008


Ищите хороший сайт с продукцией Амвей, пройдите в интернет магазин Амвей. Здесь есть огромный шикарный каталог косметики амвей с ценами. Прогуляйтесь и убедитесь в этом сами.