Живопись. Фотография. Дизайн.

Register Login

В инфракрасной области - за пределами цветов радуги.

В инфракрасном области - за пределами цветов радуги.

Обычный белый свет - это все, что мы сами видим, но возможности фото­объектива несравненно шире возмож­ностей нашего глаза, и фото­графические изображения можно полу­чать в полной, как нам кажется, темноте. Белый свет, разлагаемый на семь всем известных цветов - от красного до фиолетового - это только небольшой участок полного спектра электро­магнитного излучения. Остальные части этого спектра невидимы для глаза, но не­которые из них пригодны для фотографии. За фиолетовым, коротковолновым кон­цом видимого света лежит ультрафиоле­товая область оптического спектра и рентгеновские лучи. За длинноволновым, красным концом идет инфракрасное излучение. Невидимое излучение всех типов обладает свойствами, отлич­ными от видимого света, и широко применяется для самых различных целей в научных исследованиях, промышлен­ности и медицине. Фотограф-любитель и помыслить не смеет о том, чтобы фотографировать с помощью рентгенов­ских или гамма-лучей, даже если и имеет доступ к радиоактивным вещест­вам. Но инфракрасное излучение он может использовать без сложного оборудования и получает необычные, порой жутковато-прекрасные ланд­шафты и морские пейзажи, изображения предметов домашнего обихода и пор­треты красивых девушек в тонах, резко-отличных от видимых глазом и нередко выявляющих черты, скрытые от нор­мального зрения.

Из невидимых излучений первым было открыто инфракрасное, включаю­щее в себя и тепловое. Каждый знает, что солнечный свет греет, но только после изучения оптического спектра природа теплового излучения стала проясняться. В 1800 году английский астроном, член Лондонского коро­левского общества Уильям Гершель, расставив термометры в разложенном призмой спектре солнечного света, обнаружил, что температура повышается больше всего в красном конце спектра. Но и далее, за красным концом термо­метр показывал высокую температуру, даже выше, чем в видимой части. Гершель сделал правильный вывод, что солнечный свет содержит некоторое излучение, хотя и невидимое, но несущее с собой значительную энергию. Он назвал это излучение «инфракрасным», то есть лежащим «под красным».

Пейзажная фотография в инфракрасном спектре.

Инфракрасная область спектра начинается сразу за темнокрасным светом, то есть за световыми волнами длиной 700 миллимикронов. Область непосредственно примыкающая к красному свету называется ближней, и эти инфракрасные лучи ведут себя, в общем, как видимый свет. В фото­графии инфракрасное излучение долго не применялось, так как обычные эмульсии были к нему нечувствительны. Однако в 1931 году обнаружилось, что если в эмульсию добавить некоторые красители (сенсибилизаторы), она становится  чувствительной к некоторым, хотя и не ко всем, инфракрасным лучам. В наше время для инфракрасной фотографии годится самый обычный фотоаппарат - его нужно лишь зарядить очувствленной к инфракрасным лучам пленкой. Или, если вы используете цифровой фотоаппарат, удалить с матрицы фильтр, который блокирует воздействия инфракрасных лучей. Чем больше длина волны инфракрасного излучения, тем труднее с ним работать. Практически лучи с длиной волны больше 1 350 миллимикронов для фотографии использованы быть не могут. Далекую область инфракрасного спектра - тепловое излучение - можно обнаружить лишь специальными при­борами и получать расплывчатые «тепловые» изображения нагретых объектов - человеческого тела, например, или автомобиля с работающим мотором.

Инфракрасное излучение можно использовать и для цветной фотографии, только цвета получатся преобразован­ными. Цвет – это, конечно, лишь ощу­щение. вызываемое в мозгу светом с определенной длиной волны, попадающим в зрачок глаза. Инфракрасное излучение зрительного ощущения не вызывает, так как сетчатка глаза на него не реагирует. Но поскольку оно воздействует на сенси­билизированные эмульсии, можно условно говорить о его цвете. Заснятые с помощью инфракрасных лучей цветные фотографии показывают после прояв­ления, что такой подход осуществим. Достигается он обычно тем, что в цветном позитиве инфракрасное излу­чение приобретает красный цвет.

Пейзажная фотография в инфракрасном спектре.

Как и обычная цветная пленка, воспроизводящая объекты в натураль­ных цветах, инфракрасная пленка сос­тоит из трех эмульсионных слоев, каждый из которых чувствителен лишь к одной части спектра - в данном случае к инфракрасной, зеленой и красной. В каждом слое создается частичное изображение; после прояв­ления частичные изображения в со­ответствующих слоях позитива воз­никают в других цветах (голубом, желтом и пурпурном). Зеленый свет создает в негативе изображение в среднем слое (предметы зеленого цвета в желтом частичном изображении позитива будут казаться светлыми). Красный свет создает частичное позитивное изобра­жение в пурпурном цвете, инфракрасный в голубом. Голубой, желтый и пурпур­ный при смешении в равных пропорциях в трех различных парах воспроиз­водят три основных цвета: желтый с пурпурным дают красный цвет, желтый с голубым - зеленый, голубой с пурпурным  синий. При смешивании в неравных пропорциях они воспроизводят все многообразие цветов. Инфракрасное излучение, нормально невидимое, на позитиве появляется как видимый красный цвет и все цвета смешиваются с ним. В результате, окончательные цвета в инфракрасном позитиве получаются преобразованными, и объект на снимке выглядит иначе, чем его видит глаз при нормальном освещении.

Листва деревьев, например, обильно отражающая инфракрасное излучение, в голубом слое позитива дает очень светлое изображение. Поэтому в этих местах позитива преобладают желтый и пурпурный цвета других слоев. В ком­бинации они образуют преобразованный красный цвет, и листва на фотографии пылает яркими красками осени. Если же объект отражает много красного света, но мало света с другой длиной волны, то в позитиве будут преобладать голубой и желтый цвета, в комбинации окрашивающие изображение в зеленые тона. Где ослаблен желтый компонент, пурпурный и голубой переведут изо­бражение в синие тона. Так, например, безоблачное небо обычно не дает ни красных, ни инфракрасных лучей (поэтому пурпурный и голубой компо­ненты позитива сохраняются), и на инфракрасной цветной фотографии небо будет окрашено в привычные для глаза лазурные тона. Но человеческие тела на таких фотографиях покрываются сетью уродливых синих вен.

Пейзажная фотография в инфракрасном спектре.

Если на инфракрасную цветную пленку сфотографировать апельсиновую рощу, все здоровые деревья выйдут бурыми, а пораженные вредителями или грибком - фиолетовыми или синими. Обычная аэрофотосъемка в лучах видимого света зачастую показывает лишь разно­тонную зелень, инфракрасная же аэросъемка оживляет эту картину, окрашивая отдельные места в неес­тественные, но о многом свидетельст­вующие цвета.

Фотографы-любители без труда осваивают фотографирование в преоб­разованных цветах и иной раз получают результаты, ставящие в тупик профес­сионалов. Дело в том, что преобразован­ные цвета трудно предугадать, так как на пленку или матрицу действует не только то инфра­красное излучение, которое содержится в солнечном свете. Некоторые тела под действием ультрафиолетовой части солнечного спектра начинают сами испускать инфракрасные лучи. Преду­гадать заранее, как это добавочное излучение отразится на цветах позитива невозможно. Неожиданные оттенки вносит и применение светофильтров.

Пейзажная фотография в инфракрасном спектре.

Для развлечения можно, например, сделать ряд снимков девушки, красящей губы разными сортами губной помады, и каждый раз менять светофильтр. Получатся бесконечно разнообразные сочетания различных тонов кожи, волос, глаз и губ - одни придутся девушке по душе, другие же совсем не понравятся.