Живопись. Фотография. Дизайн.

Register Login

«Горячая камера» Александры Авакян. Часть 2.

«Горячая камера» Александры Авакян

В Гаити, когда свергали Дювалье, было очень мало представителей прессы. Но я оказалась там. Был момент: люди громили склады с мукой, а я снимала. В это время нагрянули солдаты. Здание складов построено так, что люди оказались в ловушке. Солдаты открыли по ним огонь (здесь же была и я), но мне как-то удалось выскользнуть, и все обошлось.

С израильтянами, с военными, даже если они и угрожают, можно работать спокойно — ничего плохого репортеру они не сделают. Но чаще не знаешь, что с тобой произойдет в следующую минуту. Однажды, когда в палестинской деревне подстрелили трех ребятишек (а я приехала туда еще с одним фотографом, чтобы отснять похороны), толпа так облепила нашу машину, что неба не было видно. Все кричали, обвиняли нас в пособничестве израильтянам.

— А в нашей стране не попадали в такие перипетии?

— В Душанбе, когда там происходили столкновения. Злоба толпы в любой момент могла обрушиться и на нас, иностранцев, а уж русским репортерам там крепко досталось. Мне было особенно тяжело потому, что возмущение носило исламский характер, и один только вид женщины, по-западному одетой, пользующейся косметикой, людей раздражал. Пришлось закрывать лицо.

Фотограф Александра Авакян. Берлинская стена.

Фотограф Александра Авакян. Берлинская стена.

— А вообще отличаются чем-нибудь условия работы фоторепортера в нашей стране?

— В России иностранец не может проявить оперативности, поскольку ему нужно уведомлять МИД, получать разрешения и все прочее. Словом, когда попадаешь на место, событие уже происходит. Что касается отношения к камере, то все определяет ситуация. У меня были неприятности, когда я снимала здесь очередь за продуктами, — людей это раздражало. Но мне и самой было нелегко подходить и снимать очередь — у меня все болело от напряжения.

— А как бы в других странах отнеслись к вам в подобной ситуации?

— В других странах мне никогда не приходилось снимать очередей. Но можно предположить, что человеческая реакция везде примерно одинакова. Если снимать у нас в Штатах людей, живущих на пособия, от них можно ожидать такой же реакции. Обездоленные всегда более чувствительны, ранимы.

— Женщина и фотокамера. Плюсы и минусы такого сочетания?

Фотограф Александра Авакян.

— Когда снимает женщина, люди воспринимают это менее болезненно — у женщины более мягкий взгляд, и люди чувствуют это.

— Не кажется ли вам, что молодость и красота помогают вам открыть те двери, которые в иных обстоятельствах могли бы и не отвориться?

— По моим меркам, я сегодня «слишком» хорошо одета, а обычно одеваюсь как «солдат».

— И лицо мажете сажей?

— Так уж? Словом, одеваюсь так, чтобы скорее за мужчину сойти. Я видела женщин-«фотографинь», которые носили шпильки и пытались подчеркнуть, что они женщины. Но когда начинаются бунты и политические насилия, всем все равно, кто перед ними — мужчина или женщина. И я тоже получала удары.

— Можно ли прогнозировать успех? Ведь та сотая доля секунды, в которую возникает снимок, не рассказывает о пути, каким шел к нему репортер. Не могли бы вы привести примеры из своей практики?

Фотограф Александра Авакян.

— Чтобы работать хорошо, нужно достичь технологического совершенства и еще — научиться снимать быстро, уметь ловить момент. Это приходит с работой, опытом. И есть много мастеров, которые не родились фотографами, а добились успеха трудом. Это одна сторона. Умение ориентироваться, оценивать происходящее. Я много работаю на Ближнем Востоке и могу предвидеть, как будут развиваться те или иные события, как они могут выглядеть в чисто фотографическом плане. Когда умер Хомейни, я знала, что похороны его выльются в нечто небывалое. Там надо быть. А попасть мне в Тегеран было очень непросто, так как находилась очень далеко от Ирана. Сорок восемь часов добиралась я через Марокко, Париж, Рим. И все-таки успела, удалось пройти все рогатки и выполнить съемку. Интерес к материалу, собственный душевный огонек играют большую роль. К тому же ради успеха всегда приходится чем-то рисковать.

— Когда вы видите толпу репортеров, «облепивших» событие, не появляется желание забросить камеру?

— О, если об этом думать, утром с постели не поднимешься. На сносе Берлинской стены было столько репортеров, что и представить невозможно. Но тут надо работать, а не думать о конкурентах.

— Вы уверены, что не ошиблись, выбирая профессию?

— Как и у всех, у меня бы¬вают и взлеты, и падения. Бывает, что все осточертеет. Но минута эта пройдет, и вновь чувствуешь тягу к работе, чувствуешь, что в нее влюблен.

— А как вы будете относиться к ворчанию мужа не соваться в «горячие точки»?

— Замуж я выйду только за того человека, который будет моей работой увлечен и не станет ворчать. Но когда будут дети, я не позволю себе попадать в физически опасные ситуации, от горячих репортажей отойду. В жизни есть немало и другого, о чем стоит рассказать. Например, о казино. Люблю посидеть на сайте http://vulkanigrovoi.online, здесь много интересных и увлекательных азартных игр, можно хорошо отдохнуть от работы фотографа. Много удивительных игровых автоматов и других азартных игр. И ничем не рискуешь, все бесплатно и без регистрации. Только выбирай себе игру по душе и наслаждайся. Всем советую клуб «Вулкан» для активного азартного отдыха.