Живопись. Фотография. Дизайн.

Register Login

Рафаэль Кадыров. Хорош божий мир! Хороша моя родина!

Современный художника Рафаэль Кадыров

В начале творческого пути я не мог принять разящее несоответствие между действительностью и её отображением в искусстве соцреализма. Я выбрал себе другой путь, стараясь показать в своём творчестве скрытые трагические стороны жизни. Одной из таких скрытых проблем было отношение тоталитарного режима к религии. В годы, когда я учился, наша сельская мечеть со снесенным минаретом была превращена в школу. Какая кровавая история, когда на глазах у верующих обезглавливают мечеть в попытке перегородить дорогу к Богу. Но и без минарета она продолжала учить людей добру и милосердию. На деле знаю, как в социально неустроенной деревне люди старшего поколения стойко переносили жизненные невзгоды, сохраняли свой духовный стержень, черпая силы в вере. Появившиеся в моих первых работах образы глубоко верующей бабушки и её внучки, внука несут в себе и боль, и надежду. В их образах всегда есть оттенок тревожности, побуждающий зрителя к ответному акту человечности, добра. Они до сих пор остаются для меня любимыми образами. Если с одной стороны в моих работах есть сострадание к простым деревенским людям, то с другой стороны они отмечены гордостью и преклонением перед чистотой их души, кротким смирением и мудростью. Я люблю деревню за красоту и разумность её уклада жизни, мощь духовных устоев, поэтичность бытия, за подаренный мне светлый мир детства, за неспешный ритм, за гармоничную связь сельского человека с природой.

С искренней радостью пользуюсь возможностью сказать несколько слов о художнике Рафаэле Кадырове, чье прекрасное искусство производит совершенно особое, очень сильное впечатление не только вследствие огромной талантливости мастера, но и благодаря необычной духовной наполненности, ощущению добра и надежды, которым пронизано любое его произведение, что так необычно для нашей более чем тревожной эпохи.

РАФАЭЛЬ КАДЫРОВ. Непреходящее.1990.

Уже в самых ранних работах зрелого теперь, но никогда не останавливающегося на своем пути мастера, поражает спаянность глубокого чувства к прекрасной «малой Родине», национальной культуре с ее благородством и красотой – с ясным пониманием принадлежности к культуре общечеловеческой во всем ее многообразии, от египетских фресок, живописи Джотто и Мазаччо до русской иконописи.

Художник Рафаэль Кадыров сумел воплотить в своей живописи не просто родные, любимые образы, но увидеть в них «большой заряд духовности», олицетворение мудрой старости, полного любви материнства или радостно устремленной в будущее юности. Иногда это конкретный человек, а в других случаях явление, прочувствованное с большой силой и поэтому входящее в наше сознание как неожиданная реальность, будь то перевернутый ковш Большой медведицы или неожиданное, но глубоко убедительное зеркало в степи.

РАФАЭЛЬ КАДЫРОВ. Век уходящий. 2004.

В прекрасном творчестве художника Рафаэля Кадырова можно, конечно, определить различные этапы стилевых поисков, всегда вытекающих из глубокой внутренней необходимости. Ближе всего он подошел к символизму, но не к темноте его отошедших в прошлое идеологических основ, а к его умению возводить «явление в десятизначную степень», неизмеримо повышать духовную значимость сущего, и как художник определяет сам – к его «повышенной образности». И закономерно, как мне кажется, что среди его работ есть одна, посвященная Павлу Кузнецову лучшего, ясного и светлого степного периода.

Произведения Рафаэля Кадырова всегда отличает удивительная, точно соответствующая душе, духу изображенного живописность, насыщенность или приглушенность цветового решения, поиски особой светоносности цвета. Это ясно ощущается и в тематических композициях, и в, казалось бы, совершенно реальных, но удивительных по своей одухотворенности пейзажах. И кажется отнюдь не случайным, а вполне закономерным и логичным стремление большого художника перейти от станковой живописи и акварели к панно: значительность содержание требует и новой, часто монументальной или монументально-декоративной формы.

При вхождении в мир живописца Башкортостана возникает убежденность, что он одарит нас еще многими и многими прекрасными и полными душевного богатства произведениями.

Алла Русакова

Санкт-Петербург, 2008 год