Живопись. Фотография. Дизайн.

Register Login

Геометрия картины и зрительное восприятие - Раушенбах Б. В.

Геометрия картины и зрительное восприятие - Раушенбах Б. В.

Книга академика Бориса Викторовича Раушенбаха — учено­го, давно занимающегося проблемами пространственных постро­ений в живописи, открывает новые возможности для искусство­знания благодаря смелому и оригинальному подходу.

Геометрия картины — понятие весьма условное. В настоящей книге оно будет означать совокупность тех геометрических приемов, которые связа­ны с передачей пространственности. Прежде всего это, конечно, учение о перспективе, но перспективой дело не ограничивается. Геометрия древнеегипетской живо­писи и рельефа никак не может быть отнесена к перспективным построениям. Те приемы, которые исполь­зует известный голландский график Эшер (хотя бы в гравюре «Бельведер»), не могут быть названы пер­спективными в строгом смысле этого слова. Массу не­перспективных способов передачи пространства зна­ет иконопись. Наконец, интересна и проблема созда­ния нужных зрительных пространственных иллюзий. Именно эти, имеющие совершенно различный генезис, способы изображения пространства и будут рассмат­риваться в настоящей книге.

Итак, сначала о перспективе. Перед художниками всегда стояла очень трудная задача — изобразить на двухмерной плоскости рисунка или картины трехмер­ное пространство. Во времена античности и Средневе­ковья ее решали интуитивно, следуя лишь зрительным впечатлениям, здравому смыслу и традиции. Эпоха Воз­рождения впервые создала математически строгое уче­ние о способах передачи пространства, назвав его сис­темой перспективы. Казалось, что вопрос был решен окончательно. Конечно, все понимали, что художник вовсе не обязан строго следовать математическим пра­вилам, однако существование научно безупречного ре­шения проблемы придавало европейскому изобрази­тельному искусству особую основательность.

К XX в. сложилось убеждение, что ренессансная сис­тема перспективы не всегда эффективна, и возникло по­нимание связи этого обстоятельства с отсутствием учета работы мозга в теории ренессансной перспективы. Ведь человеческий мозг иногда существенно преобразовывает изображение, возникшее на сетчатке глаза. Позже мно­гие исследователи стали объяснять несоответствие между живым зрительным восприятием человека и ре­нессансным учением о перспективе, опираясь на экспе­рименты по психологии зрительного восприятия. Одна­ко дальше критики этого учения дело не пошло. Естест­венно, возникал вопрос: если ренессансная система плоха, то, может быть, существует другая, более совер­шенная, в которой преобразующая деятельность мозга учтена? Ответить на этот вопрос мешало отсутствие ма­тематического описания этой деятельности. Автору уда­лось составить необходимые уравнения работы мозга и на этом основании математически описать ту картину, которая возникает в сознании человека, смотрящего на некоторое конкретное объективное (внешнее) простран­ство. В результате появилась возможность, во-первых, сравнивать полотно художника с возникшим в его со­знании образом перцептивного пространства (причем сравнивать количественно!) и, во-вторых, дать варианты новой научной системы перспективы, учитывающей преобразующую деятельность мозга.

Книга "Геометрия картины и зрительное восприятие" Борис Раушенбах - купить на OZON.ru книгу Геометрия картины и зрительное восприятие с доставкой по почте | 5-352-00001-X Книга "Геометрия картины и зрительное восприятие" Борис Раушенбах - купить на OZON.ru книгу Геометрия картины и зрительное восприятие с доставкой по почте | 5-352-00001-X

Развитые методы позволили по-новому взглянуть на историю изобразительного искусства, рассмотрев применявшиеся в разные эпохи и в разных странах способы передачи пространственное, на плоскости изображения.

Многие привычные представления пришлось пере­смотреть. «Золушка» перспективных методов — аксоно­метрия (параллельная перспектива), которая всегда считалась наивным и несовершенным способом изображе­ния, вдруг оказалась «королевой перспективных систем» в силу свойственных ей поистине уникальных качеств, о которых ранее ничего не было известно. Обратная пер­спектива Средневековья получила математическое обо­снование и стала рассматриваться как законный вариант научной системы перспективы. Перспективные постро­ения в пейзажах Сезанна получили естественное объяс­нение, в основном противоположное общепринятому. Оказалось, что специфику древнеегипетской живописи и рельефа не надо более объяснять наивностью, близос­тью к детскому рисунку и аналогичными соображения­ми, не надо даже привлекать понятие аспективы. Стало очевидным, что древнеегипетское изобразительное ис­кусство — искусство предельного геометрического со­вершенства, дальнейшее улучшение которого немысли­мо. Примеры подобного рода можно было бы продол­жить.

Непривычные, иногда парадоксальные утверждения надо, конечно, доказывать. Но здесь возникают опреде­ленные трудности: как правило, художники и искусст­воведы не владеют знанием математического аппарата, необходимого для доказательств. Поэтому автор счел нужным полностью исключить математику из текста. Однако в книге нет ни одного утверждения, не доказан­ного ранее совершенно строго в его же книге 1986 г., посвященной общей теории перспективы (Раушенбах, 1986).

Те читатели, которые захотят более глубоко понять, как из сплава психологии зрительного восприятия и ма­тематических доказательств отлилась предлагаемая их вниманию книга, могут обратиться к названному перво­источнику. Решение сформулированных задач потребо­вало составления дифференциального уравнения рабо­ты мозга (с использованием экспериментальных данных психологов для некоторого «среднего» человека) и об­ращения к более сложному математическому аппарату, чем тот, что обычно использовался в теории ренессанс­ной перспективы. Изложение разработанной математической теории заняло всю вторую часть (125 страниц) упомянутой книги. Совершенно естественно, что даже сокращенный и популяризованный пересказ ее был бы в данном издании совершенно неуместен. Поэтому далее по ходу рассмотрения различных проблем, связанных с вопросами применения той или иной системы научной перспективы, будут формулироваться положения (иног­да имеющие оттенок парадоксальности) без приведения надлежащих доказательств. Однако читатель должен знать, что все они обоснованы. В рамках возможного и разумного автор счел необходимым в тексте книги да­вать поясняющие примеры и иллюстрации.

Представляется, что искусствоведам, художникам и всем любящим живопись будет интересно увидеть хо­рошо известные произведения искусства с новых пози­ций. Художники смогут убедиться в том, что стесняв­шие их каноны ренессансной перспективы перестали быть догмами, поскольку многовариантность новой сис­темы научной перспективы предоставляет им широчай­шую свободу для творчества. Теперь стало понятно, что существует множество самых различных изображений одного и того же объекта, равно научно обоснованных.

В предлагаемой вниманию читателя книге, состоя­щей из двух частей, дано сжатое изложение пробле­мы на основе ранее опубликованных работ автора, а также, конечно, и новые материалы. Во второй части книги изложены вопросы, не имеющие прямого отно­шения к учению о перспективе, без которых, однако, понять историю изобразительного искусства (в части методов передачи пространства на плоскости картины) просто невозможно.

В заключение автор считает своим приятным дол­гом выразить благодарность Е. Н. Колпинской за спро­ектированный ею для этой книги интерьер, который она представила в шести вариантах строго перспектив­ного построения, опираясь на новую теорию научной перспективы, а также за четыре варианта изображения условного пейзажа.

Борис Викторович Раушенбах (род. 18 января 1915 г. в Петербурге) академик, Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской премии (за первые снимки обратной стороны Луны), кавалер ордена Ленина (за подготовку и осуществление полета Ю. Гагарина), председатель Научного совета РЛН «История мировой культуры», действительный член Международной академии астронавтики. Выдающийся ученый, один из создателей отечественной ракетно-космической техники, философ, мыслитель, автор работ, посвященных богословским вопросам. Его имя вошло в историю науки XX столетия.

Удивительная разносторонность талантов и творческих интересов Бориса Викторовича Раушенбаха, привыкшего достигать высот во всем, чем бы он ни занимался, заставляет вспомнить имена мыслителей эпохи Возрождения. Ему тесно на путях науки, его постоянно влекут новые горизонты. Обратившись к искусствоведению, к истории иконописи,

Б. В. Раушенбах привнес в свои исследования методику точных наук, открыв новые возможности интерпретации уже многократно изучавшегося материала. Фундаментальные исследования «Пространственные построения в древнерусской живописи» (1975), «Пространственные построения в живописи» (1980), «Системы перспективы в изобразительном искусстве. Обитая теория перспективы» (1986) и многие другие — это профессиональный вклад математика в теорию художественного творчества.

В книге «Геометрия картины и зрительное восприятие» (первая публикация — 1994) сформулированы итоги многолетней работы Б. В. Раушенбаха. Издание дополнено многочисленными иллюстрациями и адресовано широкому кругу читателей.

Геометрия картины и зрительное восприятие - Раушенбах Б. В. | СПб.: Азбука-классика | 2002 год | ISBN 5-352-00001-Х

Скачать книгу бесплатно

Смотрите также другие материалы:

Объемный рисунок и перспектива. Норлинг Э.

Перспектива. Ратничин В. М.

Рисунок. Основы учебного академического рисунка – Ли Н. Г.