Живопись. Фотография. Дизайн.

Register Login

Цветы в Леонтьевском переулке. Музей народного искусства. Часть 2.

Цветы в Леонтьевском переулке. Музей народного искусства.

Живопись покрывает простенки между окнами на трех стенах зала, четвертая — глухая стена — не была украшена монументальной росписью.

Раскрытия, проведенные на данной стене зала, смежной с вестибюлем особняка, не выявили живописного декора на поверхности штукатурки начала XX в. По материалам Е.Г. Теляковского в зале находились три настенных панно, выполненных мастерами Мстеры: Н.П. Клыковым, А.Ф. Котягиным и Овчинниковым. Из текста статьи можно понять, что это были крупные станковые произведения и, следовательно, крепились жесткой основой к стене при помощи прочно вделанных в нее креплений. В верхней части указанной стены, разделенной лопатками на три прясла, видны остатки деревянных пробок и заштукатуренные отверстия от них, находящиеся примерно на одном уровне. На основании косвенных данных можно предположить, что стену украшали три панно, но они не сохранились в фондах музея.

Е.Г. Теляковский отмечает, что стена с большими окнами, выходящими в Леонтьевский переулок, была расписана в 1939 году украинскими народными художницами Т.Я. Пата и Кучеренко, что подтверждается стилевым сходством обнаруженных орнаментальных фрагментов с украинскими традиционными росписями. Исполнена живопись на простенках и вокруг оконных проемов, вероятно, темперой с небольшой плотностью красочной фактуры. Несмотря на утраты красочного слоя, вызванного потертостями, царапинами и постепенным разложением связующей основы красочного слоя, обращает на себя внимание высокое мастерство авторов росписи. Указанные в том же источнике витражные росписи тех же художниц, помещенные, вероятно, в трех окнах данной стены, не сохранились.

Цветы в Леонтьевском переулке. Музей народного искусства.

Арочные проемы трех больших окон обрамлены яркими гирляндами живописных цветов, сплетенных стеблями в непрерывную, волнистую линию, напоминающую лозу. В изгибах стеблей между листьями изображены крупные распустившиеся и мелкие свернутые бутоны синих и красных цветов, похожих на пионы. Живопись выполнена на тонкой штукатурной обмазке светлого охристого оттенка при ширине фона от крайнего рельефного валика оконного откоса 24-25 см.

На лопатках в межоконных простенках помещены изображения пышных стилизованных букетов, состоящих из тонких перевитых стеблей со сложно очерченными зелеными листьями по краям. Среди листьев и стеблей разбросаны большие ярко-синие, оранжевые, карминные, красно-коричневые бутоны пионов и ромашек. Под букетом изображена чашеобразная небольшая плетеная корзина. Букет написан на очень светлом голубом фоне, имеющем мягкую, чуть торцованную фактуру. Грунтовка под роспись сделана очень плотной тонкой шпатлевкой коричнево-желтого цвета. Панно из мозаики украшают две другие стены, также имеющие росписи на плоскостях лопаток в межоконных простенках. По стилю этот орнамент можно охарактеризовать как вариант жостовской росписи. Роспись лопаток выполнена в 1939 году художниками из Жостова.

На трех лопатках между окнами стены, выходящей в узкий проезд по соседству с другим домовладением, обнаружены орнаментальные масляные росписи в виде замкнутых живописных фризов (полос) прямоугольной формы, состоящих из плотно скомпонованного цветочно-растительного орнамента. Несмотря на значительные утраты верхней части красочного слоя орнаментальной живописи на фрагментах росписи данной стены заметна объемная, зрительно выпуклая моделировка, изображений цветочных бутонов и листьев. Здесь почти отсутствуют плохо сохранившиеся изображения стеблей. Крупные и мелкие распустившиеся бутоны тесно скомпонованы с листьями и очень плотно заполняют поле росписи, почти не оставляя места для фона, тогда как на описанных выше фрагментах украинской росписи сквозит светлый фон в промежутках стеблей, листьев и бутонов. Здесь присутствует сплошная яркая живописная полоса орнамента, в котором объемы формируются с помощью цвета, в отличие от букетов в «корзинах», где графическая составляющая живописи доминирует и только дополняется ярким цветовым решением.

Цветы в Леонтьевском переулке. Музей народного искусства.

На стене, выходящей во двор, росписи двух лопаток сохранились удовлетворительно, а все особенности построения живописного орнамента видны хорошо. Яркие, с легкими широкими белильными бликами синие, сиреневые, карминные, оранжевые, розовые бутоны, разнообразные по форме, тесно соседствуют со светлыми бирюзовыми и травянисто-зелеными листьями, едва оставляя место для теплого, кремоватого фона.

Орнаментальные композиции образуют в простенках замкнутые в прямоугольник полосы шириной 24-26 см, причем нижний край обрамления находится на высоте двух метров от пола.

В послереволюционное время большое внимание было обращено на развитие народных художественных промыслов, в том числе и на промыслы, занимающиеся живописью. Правда, в новых обстоятельствах перед ними ставились иные изобразительные задачи. Мастерам, имевшим богатейший опыт традиционных приемов в области миниатюрной росписи, передававшихся из поколения в поколение, приходилось осваивать новые для них монументальные техники. Это требовало изменений выверенных приемов живописи. В 30-х годах XX в. возникла необходимость декоративного оформления интерьеров ряда общественных зданий, и к работам по росписи стен и перекрытий привлекли многих лучших художников Палеха, Мстеры, Холуя, Жостова, народных мастеров Украины.

В середине — второй половине XX в. многие образцы стенописи, ранее выполненные мастерами традиционной народной росписи в Москве, были утрачены в связи с ремонтом, переделками интерьеров, перепланировкой зданий. В настоящее время сохранились лишь немногие, единичные интерьеры, где такая роспись еще уцелела.

Цветы в Леонтьевском переулке. Музей народного искусства.

Особое значение росписи совершенно очевидно, ибо представляет собой пример техники исполнения, манеры письма и своеобразного колорита народной станковой и миниатюрной росписи, перенесенной в интерьер общественного здания (монументальный формат).