Живопись. Фотография. Дизайн.

Register Login

Знаток живет изучением. Часть 1.

Знаток живет изучением | В кругу коллекционеров

К началу XIX столетия Россия обладала значительными собраниями западноевропейской живописи. Рядом с императорской коллекцией находились многие частные, которые были основной формой существования художественных собраний. Коллекционирование становилось одним из важных явлений художественной жизни, одной из форм контактов с зарубежным искусством. Оно объединяло две основные тенден­ции: желание обладать художе­ственными сокровищами, а зна­чит, и сохранять их, и стремление к познанию искусства других стран.

Так же, как и в XVIII веке, в начале XIX столетия созданием художественных собраний зани­мались в основном дворяне-
любители, хотя рядом с ними уже возникали коллекции богатых купцов и художественной интел­лигенции. Собранные произведе­ния обычно размещались во дворцах Петербурга и Москвы или в родовых загородных усадь­бах. Немногочисленные коллек­ции зарубежного искусства начи­нали появляться и в провинциаль­ных городах. Однако одних мате­риальных средств недостаточно, чтобы множество красивых вещей превратилось в коллекцию - систематизированное собра­ние, представляющее художе­ственный интерес. Должна была появиться личность коллекцио­нера, наделенного интересом и любовью к искусству, созна­ющего потребность в общении с культурой других стран.

Собиранием обычно занима­лись любители, одержимые любознательностью, желанием иметь редкости и следовать моде. Некоторым из них удавалось стать знатоками, то есть теми, «кто имеет отменное, превосход­ное пред другими в чем сведение, силу, вкус», — по определению Словаря Академии Российской.

Тем не менее традиционно, как и многие века тому назад, рядом с собирателем находился профес­сиональный знаток - художник, комиссионер, эксперт. Он направлял вкус коллекционера, посредничал при покупке произ­ведений, создавал описания собраний. Еще в конце XVIII века было замечено: «Знаток живет изучением, любитель вку­сом, а любитель редкостей - тщеславием».

Кристина Робертсон. (раб. 1820-18 50-е гг.). Английская школа. ПОРТРЕТ ЗИНАИДЫ ИВАНОВНЫ ЮСУПОВОЙ.  Холст.  Масло. Размеры: 241x146.

Кристина Робертсон. (раб. 1820-18 50-е гг.). Английская школа. ПОРТРЕТ ЗИНАИДЫ ИВАНОВНЫ ЮСУПОВОЙ.  Холст.  Масло. Размеры: 241x146.

Западная Европа к этому вре­мени имела многовековые тради­ции художественного собира­тельства, обладала сложившимся художественным рынком. На формирование вкусов коллек­ционеров оказывал влияние широкий спектр явлений: социальных, экономических, политических, философских, эстетических, художественных. Существовала целая система, направленная на популяризацию произведений того или иного художника, школы или коллек­ции. Это публичные выставки, аукционы и лотереи, издания гра­вюр и специальных каталогов. Для любителей искусства издава­лись словари, справочники и путеводители.

Один из них — «Путеводитель для любителей живописи» — Годе Сен-Жермена (1816) написан на основе наблюдений за художе­ственным рынком на протяжении 20 лет. Книга раскрывает значе­ние торговцев-маршанов, аук­ционов и аукционных каталогов в формировании живописных кол­лекций. Среди тех, кому в XVIII веке любители вверяли судьбу своих собраний, названы: Жерсен, Реми, Буало, Фолио, Леб­рен — знаменитые знатоки-маршаны, благодаря которым проц­ветала коммерция в искусстве.

Сен-Жермен писал, что «музеи, частные коллекции, мастер­ские известных художников, популярные магазины редкостей предоставляют множество воз­можностей для занятий любите­лям искусства, но и посещение сегодняшних аукционов – тоже прекрасная школа». Автор дает коллекционерам ряд практичес­ких советов, обращая внимание на те качества, которые могут влиять на стоимость картины. Главный аргумент качества (тогда и теперь) — имя художни­ка. При оценке также учитыва­ются оригинальность исполнения и направление моды, вкуса в отношении того или иного худо­жественного стиля или имени художника. Поэтому истинный коллекционер должен владеть некоторой суммой необходимых знаний, уметь отличать оригинал от копии, различать работы мас­терской и имитации.

В России процесс формирования художественного рынка шел не столь активно и последова­тельно, и русские коллекцио­неры первые знания о произведе­ниях европейского искусства имели возможность почерпнуть из книг, альбомов гравюр и писем своих зарубежных корре­спондентов. Корреспондент был доверенным лицом собирателя, но, только выезжая в Европу, коллекционер погружался в мир многообразной художественной жизни, дававшей яркие впечатле­ния; получал возможность уви­деть знаменитые собрания, соста­вить реальное представление о современном искусстве, сделать приобретения на известных аук­ционах, познакомиться с худож­никами и разместить заказы.

Карло Дольчи (1616— 1686). Итальянская школа. СВЯТОЙ КАЗИМИР Xолст. Масло. Размеры: 96 x 80. Инв. № 3831. Гос. музей изобразительных искусств им. А . С. Пушкина.

Карло Дольчи (1616— 1686). Итальянская школа. СВЯТОЙ КАЗИМИР Xолст. Масло. Размеры: 96 x 80. Инв. № 3831. Гос. музей изобразительных искусств им. А . С. Пушкина.

Маршрут русского любителя-путешественника включал обычно знакомство с выдающи­мися памятниками, знаменитыми галереями и частными кабинетами картин Рима, Парижа, Лон­дона. Путешествие по Европе подчас вдохновляло на создание собственной коллекции.

С середины XVIII до начала XIX века Париж удерживал зна­чение крупнейшего центра анти­кварной торговли. Он принял эстафету от Амстердама, одного из старейших художественных рынков Европы, сохранившего свое место в торговле произве­дениями искусства в XVIII и XIX веках. С начала XIX века все большее значение приобретал антикварный рынок Лондона, куда после Великой французской революции направлялся основ­ной поток иммигрантов с конти­нента.

В это время парижский рынок имел исключительное значение для пополнения коллекций произведениями современных художников и входившей в моду испанской школы. Лондон пред­ставлял на продажу в основном произведения старой европейс­кой живописи, прежде всего итальянских мастеров. К Италии было обращено внимание любителей древности, современной скульптуры и классической живописи. В целом в Европе существовала сложившаяся система антикварной торговли: магазины, выставки, аукционы и сопровождавшие их издания, а также обслуживающие их спе­циалисты: комиссионеры, знато­ки, эксперты. Такие специали­сты, владевшие информацией о художественном рынке, близко знакомые с художниками, были советчиками коллекционеров-любителей. Многие русские поль­зовались их услугами: А. М. Строганов осуществлял покупки через антикваров Давила и Донже; к одному из влиятельнейших антикваров и знатоков Италии И. Ф. Рейфенштейну, другу И. И. Винкельмана, А. Р. Менгса и Я. Ф. Хаккерта, обращались Н. Б. Юсупов, С. Р. Воронцов, Н. А. Львов (последний пополнял кол­лекцию А. А. Безбородко). Во Франции Юсупов пользовался услугами известного коллекцио­нера и антиквара Ж.-Б.-П. Лебре­на, а организовать заказы совре­менным живописцам ему помо­гали художники Ю. Робер и Л. Давид.

Русский художественный рынок начала столетия в боль­шой степени зависел от ввоза произведений из Европы. Этим занимались как иностранные комиссионеры-торговцы, так и русские любители, желавшие получить финансовую выгоду. Коллекция живописи возникала среди многоликой стихии художе­ственного рынка, и подлинная собирательская деятельность требовала от ее создателя не только знаний и вкуса, но насто­ящего творчества. В ситуации «рынок - коллекционер» не всегда и не все может быть опре­делено логикой развития тех или иных процессов. Очень верно такую ситуацию, в которую поставлен коллекционер, а также и исследователь его коллекции, показал Гете, писавший в 1799 году: «Разумеется, характер и склонности любителя во многом определяют направление, кото­рое примут его любовь к созда­ниям художника и его дух коллек­ционерства — две склонности, столь часто соединяющиеся в человеке. Но не в меньшей ме­ре — я позволю себе это утверж­дать — любитель зависит от вре­мени, в которое он живет, от обстоятельств, в которых нахо­дится, от современных ему художников и торговцев предме­тами искусства, от стран, кото­рые он посетил впервые, и от народа, с которым соприкоснул­ся. Он зависит от тысячи случай­ностей».

Продолжение следует