Живопись. Фотография. Дизайн.

Register Login

ВЫСТАВКА «МОСКОВСКИЙ ЭСТАМП» В СТЕРЛИТАМАКЕ

ВЫСТАВКА «МОСКОВСКИЙ ЭСТАМП» В СТЕРЛИТАМАКЕ

Дорогие друзья! Приглашаем на открытие новой выставки «МОСКОВСКИЙ ЭСТАМП» СТУДИЯ И.И. НИВИНСКОГО, Офортная мастерская Московского Союза художников!!! Открытие состоится 10 сентября в 17-00.

Эстамп возник с появлением бумаги и благодаря относительной легкости и дешевизне тиражирования быстро завоевал популярность. В книге В. Масютина «Гравюра и литография», опубликованной в 1922 году издательством «Геликон», утверждается, что «гравюра обладает громадным богатством средств выражения: манерой, тоном, искусно найденной краской и хорошо подобранной бумагой. Средства гравюры не менее обширны, чем те, которыми обладает живопись».

Эстамп обладает двумя свойствами, казалось бы, исключающими друг друга, – он демократичен в силу своей тиражности и относительной дешевизне и, вместе с тем, аристократичен в силу своих технических прелестей и неких творческих тайн, заключенных в этих прелестях. Но если в Петербурге эстамп существует уже несколько веков, то в Москве к нему всерьез обратились лишь в начале прошлого столетия. Тем не менее, он сразу стал здесь явлением самобытным и оригинальным, что позволяет говорить о наличии московской школы эстампа.

СОЗДАНИЕ СТУДИИ

В Москве на 2-й Мещанской улице в 1912 году московский художник Игнатий Игнатьевич Нивинский построил себе дом-студию. Само по себе это вряд ли в то время могло кого-нибудь удивить, когда кругом создавались театры, музеи, студии и союзы. Важно было другое - художник, поселившийся в этом доме-студии, стал серьезно и упорно заниматься мало распространенной в Москве эстампной техникой - офортом.

ВЫСТАВКА «МОСКОВСКИЙ ЭСТАМП» В СТЕРЛИТАМАКЕ

Будучи самоучкой в области незнакомого ему офорта, Игнатий Игнатьевич Нивинский почувствовал его красоту и мощь и, самое главное, уяснил для себя, что офорт не есть какое-то побочное занятие для художника, некий способ перевода в материал «собственных рисунков или живописи», а есть вполне самостоятельный пластический мир, где художник может создать совершенные и созвучные собственному миру образы. Отсюда и возникла полноценная по тем временам методика обучения, которую он внедрял у себя в мастерской, а затем и в учебном художественном заведении ВХУТЕМАС.

Предреволюционные годы ознаменовались большими успехами в области линогравюры, офорта, ксилографии. На выставках офорт обращал на себя не меньше внимания, чем картины известных живописцев. Если представить жизнь студии того времени, то здесь нужно отметить одно очень важное обстоятельство. Пока был жив И.И. Нивинский, студия становится заметным культурным центром Москвы, где собираются художники, артисты, поэты и музыканты. В студии устраиваются выставки, поэтические вечера, исполняются музыкальные произведения, выступают с докладами. Эти обстоятельства имели чрезвычайную ценность для духовного воспитания студийцев и создания творческого поля для вновь приходящих художников.

СОВЕТСКОЕ ВРЕМЯ

В 1960-е годы в стране наблюдается небывалый интерес к эстампу. В это время возник огромный эстампный цех на улице Вавилова при Комбинате графических искусств. Это означало, что на смену художнику пришел ремесленник, хотя бы и с высоким уровнем мастерства. Цехом попытались заменить небольшие экспериментальные студии, как раз и являвшиеся средоточием развития гравюры. Почти одновременно, при помощи студии и непосредственного участия руководителя студии Евгения Сергеевича Тейса возникают специфические Дома творчества для графиков, такие как «Сенеж» и «Челюскинская», куда кроме московских и ленинградских художников устремляются художники с периферии.

В последующем эта знаменитая студия существует уже как часть Московского Союза художников. Созданная ИМ.И. Нивинским студия-мастерская становится заметным культурным центром. В ней работают крупнейшие художники-графики XX века: И. И. Нивинский, В. А. Фаворский, Н. Я. Купреянов, А. И. Кравченко, Г. С. Верейский, Т. А. Маврина, Е. С. Тейс, Д. А. Шмаринов, Д. П. Штеренберг, Б. А. Мессерер, А. Г. Тышлер и другие.

ВЫСТАВКА «МОСКОВСКИЙ ЭСТАМП» В СТЕРЛИТАМАКЕ

С 1964 года ее начинает финансировать Художественный фонд. Студия им.И.И.Нивинского соединяется с литографской студией, работавшей на Верхней Масловке, что также благотворно повлияло на общую творческую жизнь. В свете всех свершившихся событий студийная жизнь становится уникальным островом свободы творчества. Если проследить деятельность студии той поры, то первое, что характеризует ее жизнь, это экспериментальная работа как в творчестве, так и в материале, которой успешно руководил Евгений Сергеевич Тейс. Он внес в эту деятельность неоценимый вклад и в эти годы получает свидетельства на изобретенные им техники /прямой перевод, позитивная акватинта, белый лак и литография на металле/. Подобные успехи оказывают чрезвычайное влияние на профессиональный рост художников; в области техники эстампа достигается общемирового уровня.

1979-1983 годы являются годами слома в деятельности студии. Здесь происходят два события; одно тяжелее другого. В 1979 году начинается капитальный ремонт здания и студия в течении нескольких лет полусуществует в соседнем доме. 3 января 1981 года умирает Евгений Сергеевич Тейс. Заканчивается очень плодотворная эпоха и в эти годы студия начинает управляться выборным советом.

К 1984 году ремонт заканчивается и студия постепенно обретает прежнее дыхание. Отчасти ограниченные возможности студии компенсируются активно работающими Домами творчества «Сенеж» и «Челюскинская». Выставки и обсуждения проходят аккуратно, как и прежде, молодежь также активно рисует модель и автобусы также ежегодно выезжают по городам и весям России.
В студии начинают заниматься студенты художественных вузов. И все это продолжается до 1991 года.

НОВЫЙ РАСЦВЕТ

В 1992 год, когда ликвидируется Союз художников СССР, студия остается единственным экспериментальным эстампным центром в Москве. «Сенеж» - как Дом творчества исчезает, а «Челюскинская» резко сокращает свою деятельность. На основе студии создается объединение «Московский эстамп» при Московском Союзе художников и теперь здесь обретается новое поколение эстампистов. В студию приходит молодежь нового склада и оцепенение начала 90-х годов сменяется активной работой. Сейчас с радостью можно назвать некоторые молодые имена, которым предстоит и дальше жить под студийной кровлей: В.В.Аверьянов, Л.Л.Антонова, В.И.Бабин, С.В.Дергачев, Н.В.Желнов, П.В.Ильин, О.А.Иордан, А.А.Кибрик, М.Ю.Коновалов, В.В.Кортович, В.А.Коротаева, А.С.Кулемин, А.Б.Мошков, К.Г.Поляков, К.В.Пузанков, Е.Г.Раевская, С.В. Цигаль, В.М.Шмохин, П.И.Шевелев, В.В.Щербинин, Т.В.Ян, А.Б.Ян и др.

В XXI веке начатое с любовью дело расцвело как доброе дерево. Проходили годы, дерево всегда приносило плоды и, как на всяком дереве, появлялись следы времени - вехи его жизни. По ним мы можем представить хронологию этого дерева, которое называется - Московская Экспериментальная Эстампная студия им. Игнатия Игнатьевича Нивинского. Сегодня студия является славной школой московских художников эстампа. Студия ведет большую творческую работу, организует выставки, вечера, семинары, занимается издательской деятельностью. Она представляет собой значительное и яркое явление современной московской художественной жизни.

Мероприятия проводятся с соблюдением санитарно-эпидемиологических требований.