Живопись. Фотография. Дизайн.

Register Login

Выставка Аллы Джигирей «Лавка древностей»

Выставка Аллы Джигирей «Лавка древностей»

14 сентября в Стерлитамакской картинной галерее открылась выставка питерской художницы Аллы Джигирей «Лавка древностей». Художница представила большое число своих работ, но большую часть экспозиции составляют графические работы, иллюстрации к произведению Чарльза Диккенса «Лавка древностей».

И о этой выставке лучше всего расскажет сама художница.

ХУДОЖНИК О РАБОТЕ НАД КНИГОЙ

Для того, кто любит Достоевского, Диккенс - совершенно свой писатель. Достоевского я перечитывала много раз, «Униженных и оскорбленных» любила и знала практически наизусть, как вдруг мне попалось издание «Лавки древностей» в мягком переплете, без иллюстраций, и я с наслаждением узнала и Нелли, и старика, и верного друга, и злодея, превратившегося из красавца-князя в жуткого карлика... И Петербург с Лондоном сплелись проходными дворами, реками и туманом.

Алла Джигирей. Иллюстрация к произведению Чарльза Диккенса «Лавки древностей». Литография.

Алла Джигирей. Иллюстрация к произведению Чарльза Диккенса «Лавки древностей». Литография.

Все эти фантастические и жутковатые герои, странные места как-то незаметно и прочно вошли в мое сознание. Так случилось, что тогда никто из художников (кроме Доре с его лондонской серией) не встал между мной и текстом, и все эти персонажи - безумный старик, карлик, беспутные молодые люди, больные дети, весь этот нищий быт - бродячим цирк, кладбищенская сторожка с детскими игруш­ками, сделанными тайным и из старых гробов, пивные забегаловки у моря - прочно и уверенно поселились где-то внутри меня. На многие годы.

Я очень обрадовалась, когда издательство «Вита Нова» предложило мне создать иллюстрации к этой одной из самых страшных и завораживающих диккенсовских вещей. Ведь у меня были уже почти готовые сюжеты и образы, просто жаждущие выпрыгнуть наружу. А испугаться сравнения с многими блестящими иллюстраторами Диккенса в тот момент случилось. Этот страх мне довелось испытать позднее.

Алла Джигирей. Иллюстрация к произведению Чарльза Диккенса «Лавки древностей». Литография.

Алла Джигирей. Иллюстрация к произведению Чарльза Диккенса «Лавки древностей». Литография.

Мои альбомы зарисовок были наполнены сюжетами, которые я создала, не зная, пригодится это на что-то когда-нибудь или нет. Анатомический театр, проходные дворы, улицы, ученые собаки, порты, ломбарды, корабли, дети, старички, старые игрушки, старые фабрики, музей восковых фигур - эти наброски я делала с натуры в Петербурге и в городах Европы. Однажды я рисовала старую тюрьму в одном из маленьких городов, она оказалась действующей, и начальник даже вывел мне на показ нескольких заключенных, которые были не прочь прогуляться. Мать Кита с детьми как раз приходит к одной из таких тюрем. Лондонская отличается планировкой двора и разметками, а детали – те же. Думаю, лица, их выражение тоже остались.

На открытии выставки Аллы Джигирей в Стерлитамаке

На открытии выставки Аллы Джигирей в Стерлитамаке

В романе Диккенса есть сюжетная линия бродячих актеров, куколь­ников и посещение цирка семьей Кита и Барбары. Если с бродячими кукольными театрами и игрушками мне все было более или менее ясно (я рисовала в нескольких музеях игрушки в России и Германии, где были хорошие английские коллекции, видела уличные кукольные представления), то цирк мне приходилось видеть только с точки зрения зрителя или на старых фотографиях. Мне очень хотелось посмотреть на работу актеров с оборотной стороны.

Санкт-Петербургский цирк (бывший цирк Чинизелли) по просьбе издательства любезно выдал мне разрешение в течение месяца присутствовать на спектаклях, репетициях и на работу в музее. Это стало для меня фантастическим опытом. Мне удалось наблюдать и рисовать уходящий многовековой, закрытый, жесткий, красивый и очень опасный вид искусства. Тяжелая работа животных и людей, которая проходит в старых, малоприспособленных интерьерах, отда­ленный гул публики в парадной части здания, актеры с подтекшим от пота гримом, жесткие, вздувшиеся из-под газовых рукавов платьев мускулы девушек, высунутые языки запыхавшихся и серьезных собак… Я слышала, как танцовщица громко плачет на репетиции. Точно так же это происходило два века назад. На иллюстрациях с изображением арены я соблюдала сходство с тем цирком Астли, который я видела на гравюрах, но, думаю, за кулисами всё осталось так, как я видела в Санкт-Петербургском цирке. С линией города мне было проще. Я обожаю рисовать архитектуру.

На открытии выставки Аллы Джигирей в Стерлитамаке

На открытии выставки Аллы Джигирей в Стерлитамаке

К моим услугам был непарадный Петербург – промышленные районы Обводного с сохранившимся оборудованием на фабриках, и старые европейские городки и кладбища, и книги и фильмы о Лондоне, и, конечно, веб-камеры Лондона, с которых тоже можно делать наброски, попивая кофе и представляя себя там на улице.

Таким образом, эта работа принесла мне много удовольствия, она выросла из моей любви к Диккенсу и из нетерпеливого желания радостно нарисовать все, что легло на душу.

Алла Джигирей

Санкт-Петербург, июнь 2014 года.

Картины Аллы Джигирей