Живопись. Фотография. Дизайн.

Register Login

Империя д’ЭСТЕ. Часть 4.

Империя д'Эсте - Кастелло

Это символ Феррары и символ семейства Д’Эсте — Кастелло, построенный в самом центре города, рядом с Кафедральным собором, посвященным Святому Георгию. В своем сплаве элемен­тов романского и готического стилей собор был заложен еще в первой половине XII в., Кастелло — в 1385 г., по замыслу другаПетрарки Николо II Д’Эсте. Но остававшиеся герцогу три года жизни не могли его сделать строителем Дуомо, как и насле­довавший ему Альберт не успел за последующие пять лет внести существенных особенностей в проект. Основное строительство приходится на время почти пол­века владевшего Феррарой зна­менитого Николо III.

Его неуемной энергии хватает на все. Николо III расширяет местный университет, собирает вокруг него лучшие умы своего времени, совершенствует земле­делие, поддерживает зародыши промышленности, пускается сам в далекие путешествия вплоть до Иерусалима, коллекционирует художественные ценности. И увлекается строительством. Фер­рара обязана ему своими кра­сивейшими церквями и дворцами. Но в подземельях Кастелло есть тюремная камера, которая связан­ной с ней легендой дополняет портрет герцога. По одному только подозрению в измене Николо отрубает головы своей жене, герцогине Паризине Малатеста, и побочному сыну Уго. С этого времени в Ферраре вво­дится смертная казнь за прелюбо­действо.

Замок Николо III сгорел в 1554 г. и был отстроен Джордано Карпи — кирпичная громада, погруженная в синеву большого бассейна, заменившего обычные крепостные рвы с водой. Белым камнем отмечены балюстрады обходных галерей на четырех массивных башнях и балконе, отделяющем от основной массы здания верхний этаж. Впервые в Италии Кастелло был задуман как военизированное жилище сюзерена, которому предстояло жить под охраной орудий. Един­ственным «светским» отступле­нием в общем облике Кастелло стал так называемый Сад герцо­гини — скрытая за «ласточки­ными хвостами» типа башенных и стенных наверший площадка на крыше низкой въездной башни. Несколько обычных для Фер­рары горшков с кустарниками и
пунцовыми цветами и открыва­ющийся через щели типа бойниц вид на соборную площадь и Муниципальный дворец.

Неожиданен выбор в качестве строителя именно Д. Карпи. Феррарец по рождению, он хорошо известен землякам как живописец, хотя по его рисункам и был выстроен ряд домов в горо­де. Д. Карпи получает первые уроки у Гарофало, испытывает сильное влияние феррарского кумира Доссо Досси. Огромное впечатление от увиденной в доме графа Герколани картины Кор­реджо «Христос — садовник» побуждает его отправиться в Модену и Парму, чтобы познако­миться с другими работами мас­тера. Попадает Д. Карпи и в Болонью, где приобретает известность как портретист, а по возвращении в родной город в начале 1530-х гг. обращается к фресковым росписям фасадов и интерьеров, часто сотрудничая с семьей феррарских живописцев Филиппи.  Вместе с ними он рас­писывает, в частности, стены и потолок в спальне герцога в Кас­телло. И если наружные и стен­ные росписи часто исчезали, покрытые сложнейшими живо­писными композициями потолки представляют интереснейший и совершенно самостоятельный музейный ряд во многих дворцах Феррары.

В Кастелло это написанные во второй половине XVI в. плафоны залов первого этажа: в большом и малом салонах — гротески, мотивы растений, путти, фанта­стические животные и игры атле­тов, в зале Авроры — четыре времени суток с Хроносом посе­редине в зале Вакха и Триумф Ариадны. По заказу Альфонса II над фресками работала семья Филиппи: отец Камилло, сыновья Чезаре и главным обра­зом Себастианино, прозванный Бастианино.

Отчасти потому, что феррар­ская школа слабо представлена в наших музеях, а в литературе рус­ских специалистов характеризу­ется достаточно узким кругом имен, знакомство с феррарцами на их родине представляет осо­бый интерес. В этом отношении очень характерно семейство Филиппи.

Глава семейства Камилло Филиппи (1500—1574) всю жизнь провел в Ферраре. Ученик и товарищ братьев Досси, он вме­сте с Баттисто Досси вступает в 1538 г. на службу ко двору Д’Эсте, расписывает триумфаль­ную арку по поводу приезда папы Павла III, торжественное убран­ство по случаю вступления на престол Альфонса II, фрески в церквях и много работает для шпалерной мануфактуры. Ему принадлежат выполненные вме­сте с Гарофало картоны для шпа­лер Кафедрального собора - подписи Святого Георгия и Маурелиуса, вместе с Гульельмо да Малинес -  подвиги Геракла. Младший сын, Чезаре, занимался главным образом живописью гротесков с вкомпонованными в них головами людей. Старший из сыновей, Себастианино, был направлен отцом в Рим, учился у Микеланджело и впечатления от Сикстинской капеллы перенес в свои работы на родине. Такой парафраз на «Страшный суд» им написан в алтарной абсиде Кафе­дрального собора.

Все члены семьи пишут кар­тины для церкви Санта Мария Ин Вадо, где находится родовое погребение Филиппи. Наконец, их фрески сохранились и в сосед­нем с Кастелло Палаццо коммунале, в прошлом резиденции семьи Д’Эсте. В так называемом Зале герцогинь, сестер Альфонса II Лукреции и Элеоноры Д’Эсте, это серия своеобразных панелей, где изображенные в нишах алле­горические женские фигуры фланкируются гротескными узо­рами, фигурами путти и разно­образных мифологических существ. Склонные к широкой живописной манере, художники предпочитают здесь красновато­ лиловую гамму с звучными алыми пятнами фонов на цоколях панелей.

Но едва ли не самый сильный эффект, переживаемый раз за разом в Ферраре — контраст скромного, обычно красно-кир­пичного, без лишних, тем более декоративных, деталей фасада и огромного внутреннего помеще­ния, пространство которого нарочито подчеркивается и уси­ливается средствами живописи. Церковь Сан Паоло, основанная в X в. и полностью перестроен­ная начиная с 1570 г. Альберто Счиатти, с ее великолепно про­рисованным интерьером и раз­вертывающейся над алтарем «Колесницей Святого Илии» кисти Скарселлйно. Или одна из самых чтимых феррарцами цер­ковь Санта Мария ин Вадо, пер­воначально построенная в XI в. и приобретшая нынешний свой вид в 1495 г. по заказу Эрколе I Д’Эсте. Автором проекта был Эрколе ди Роберти, руководите­лем работ при нем — Бьяджо Россетти. Однако исследователи все еще не могут прийти к заклю­чению, кому из них какая часть работы принадлежала. Многие склоняются к тому, что строго и точно нарисованный фасад, увен­чанный тремя скульптурами, сви­детельствует об авторстве Рос­сетти. После его скупого реше­ния интерьер вспыхивает оше­ломляющим богатством цвета, звучных алых пятен в декоратив­ных мотивах, игры светотени на цветном мраморе пилястр и распо­ложившихся на карнизах скуль­птур. Ощущение стремительно уходящего ввысь пространства в Часовне Драгоценнейшей Крови достигается многоярусным алта­рем на фоне серо-золотистых декоративных росписей, имити­рующих архитектурные детали, скульптурные фигуры, вазы, раз­ворот пышных занавесей под золотым балдахином. И все это под потолком с картиной мисти­ческого «Чуда Драгоценнейшей Крови» в центре.

По-своему Санта Мария ин Вадо — ключ к пониманию всех особенностей феррарской шко­лы. Это и редкое разнообразие мастеров и родственность трак­товки ими пространства, дей­ствия, образа человека. Об Ипполито Скарселлйно (1551-1620) можно составить себе пред­ставление хотя бы по единствен­ной хранящейся в Эрмитаже его работе «Святое семейство». Но ведь это не только живописец, но и рисовальщик картонов для шпалер, и миниатюрист, и гра­вер. Родившийся в Ферраре и прошедший первоначальную выучку у собственного отца, он сформировался как мастер в поездках в Болонью и Венецию и сохранил в своем творчестве вли­яние Веронезе и Бассано. Карло Бонони, представленный огром­ными холстами «Бегство в Еги­пет», «Диспут в Храме», выуче­ник местного мастера. Но и за его плечами образовательная поездка в Рим, Венецию, Верону и Парму. Он также испытал вли­яние Веронезе, только в сочета­нии с воздействием школы Караччи. Любая его композиция - живой документ времени, помимо ее чисто художественных достоинств. Доменико Мона (1550—1602) — продолжатель Тинторетто и Бассано в своем «Рождестве Христовом» и «Ро­ждестве Богородицы». Суще­ствует предположение, что исто­рической родиной его семьи была Испания, как у Чезаре Кромера Шлезвиг, откуда выехал в Фер­рару его отец-художник. В Санта Мария ин Вадо есть его более ранние работы, и среди них гран­диозное «Введение Богородицы во храм» на потолке централь­ного нефа.

Начало статьи об империи д’ЭСТЕ:

Империя д’ЭСТЕ. Часть 1.

Империя д’ЭСТЕ. Часть 2.

Империя д’ЭСТЕ. Часть 3.