Живопись. Фотография. Дизайн.

Register Login

«Легкость бытия» - выставка Расиха Ахметвалиева

«Легкость бытия» - выставка Расиха Ахметвалиева

Призрачные всадники в ирреальном пространстве, бесплотные женские образы, будто миражи в переплетении тонких линий и игре цветовых пятен и фактур, в изысканном мареве света... Откуда родом автор этих работ? Мы привычно ищем истоки тем и образов художника в его детских впечатлениях, зная, что место рождения, как правило, влияет на его искусство. Даже покинув родную землю, полностью изменив образ жизни, он сохраняет в своих произведениях незримую связь с родиной. Творчество Расиха Ахметвалиева возникло из сплава несопостави­мых, казалось бы, жизненных впечатлений. Восхищение искусством итальянского Возрождения, работами мастеров парижской школы и немецких экспрессионистов, увлечение русской иконопи­сью и супрематистами соединилось с впечатлениями детства. Цветы на занавесках в татарском доме — отчаянно яркие вышитые букеты — и приглушённые, сдержанные краски башкирской природы стали не меньшим вкладом в творческую индивидуальность художника. Способность видеть, прежде всего светлое позитивное начало, умение радоваться красоте — вот основа его мировосприятия. Расих уверен, что творчество — это бесконечный процесс самосовершенствова­ния. На этом пути он следует урокам природы и примеру великих мастеров разных эпох и народов.

Художник Расих Ахметвалиев

Художник Расих Ахметвалиев

Он не пишет портреты. Его персонажи — собирательные образы тех, с кем общался, кого ми­молетно видел на улицах разных городов. Воспевая красоту, художник рисует не облик человека, а его состояние, неуловимое и от того ещё более притягательное. Расих тонко подмечает грацию движений, женственную пластику и выраженную этой пластикой эмоцию, передает её цветом и живописной фактурой Контуры фигур, черты лица едва намечены, и прекрасные незнакомки кажутся загадочными, далёкими и бесплотными. Он лишь слегка обозначает линией и цветом окружающее пространство — интерьер или пейзаж, даря зрителю замечательную возможность фантазировать вместе с живописцем. Расих всю жизнь экспериментирует с цветом и светом. Его полотна фактурны и многослойны. Гладкая тающая легкость лессировок сочетается с пастоз­ными мазками, отчего формы кажутся вылепленными. Опенки зелёного, голубого, жёлтого мягко переходят друг в друга на перламутровой поверхности живописи. Никакой повествовательности, никакого конкретного действия, движение лишь намечено. Недосказанность и призрачность фи­гур создают ощущение мистериального действа, сущности которого мы не знаем, но улавливаем его метафизическую окраску.

«Легкость бытия» - выставка Расиха Ахметвалиева

Внешне все мотивы просты — это подсмотренные или придуманные художником ситуации: модели с цветами на фоне открытого окна, где виден вдали условный и оттого кажущийся особен­но прекрасным город; женщины с танцующей походкой в легких развевающихся одеждах; девуш­ки, беседующие на скамейке или на балконе, выходящем на водоём... Девушек бесчисленное множество: одни стоят под сводами некоего сооружения, другие сидят в задумчивости, третьи изображены с книгой, лежащей на коленях или на стеклянном столе. Стеклянный стол, легкий и призрачный, — один из любимых мотивов Расиха. Да и фигуры его героинь будто из стекла — лёгкие и хрупкие, боящиеся неосторожного прикосновения. В работах художника модели изыскан­но утонченны, напоминая одновременно тип европейской прекрасной дамы с полотен символи­стов и красавиц восточной миниатюры. Восток и Запад равно близки и притягательны для Расиха Ахметвалиева. Он и сам постоянно находится где-то между ними: часть времени живет в Уфе, потом надолго уезжает во Францию.

Художник Расих Ахметвалиев

Женщина для Расиха — всегда спутница и источник творчества, и многие свои работы он называет «Художник и муза». Едва намеченная или вынесенная на передний план фигура худож­ника с мольбертом — частый мотив в его картинах. Это и сам художник, и формула вдохновения, им демонстрируемая. При этом видно: модель не позирует художнику, скорее, художник ловит её ускользающую тень, стараясь успеть запечатлеть образ, воспоминание, впечатление. Тяготея к се­рийности, он создал несколько работ, названных «Вдохновение», и в каждой из них особая стили­стическая манера, связанная с разными культурами, в каждой картине звучит своя музыка, и неясно, пишет ли художник модель на полотне или фигура постепенно проявляется и оживает под кистью на наших глазах. В «Испанском вдохновении» слышен треск кастаньет и бренчание гитары, «Французское вдохновение» — попытка поймать ощущение творческого подьема эпохи Парижской школы, статичная женская фигура напоминает о византийских мозаиках, «Итальянское вдохновение» навеяно живописью Кирико, а в повторяющихся фигурах «Амери­канского вдохновения», цитирующего изображение Венеры Милосской, виден намек на тиражи рование шедевров в опусах Уорхолла. «Русское вдохновение», как и «Византийское», статично Эта картина инспирирована иконой — старинной, полуосыпавшейся, фактуру которой напомина­ют краски картины; в то же время яйцеголовый художник с идеально круглой палитрой и другие геометрические формы отправляют зрителя к Малевичу.

«Легкость бытия» - выставка Расиха Ахметвалиева

«Всадники» в творчестве Расиха появились позднее. Это тоже большая серия — поразитель­но, как много работ может быть написано на один сюжет и насколько разными и особенными ока­зываются при этом картины Художник никогда не прорисовывает фигуру полностью. Он намечает всадника контуром и цветом, фактурой мазка, столь же легко обозначает круп, ноги, голову лошади. Эти всадники, замершие в абстрактном пространстве, лишены и тени драматизма, как впрочем, и все искусство Расиха. Они — мираж, подобный возникающим иногда в облачном небе видениям, в которых мы пытаемся распознать знакомые образы. Ахметвалиев не связывает своих всадников с определенной культурой: этот образ знаком всем народам. Человек на коне в понимании Расиха — человеческая душа, а сам конь представляет физическое начало этого двуединства.

«Легкость бытия» - выставка Расиха Ахметвалиева

Уникальность искусства Расиха Ахметвалиева в том, что его нельзя привязать к определенной культурной среде. Чуткая, восприимчивая натура, он ощущает себя человеком мира, которому близки самые разные мировые тенденции «Я был включен в разные культурные слои, часто полностью менялось восприятие жизни, появлялась способность смотреть на мир под другим углом». Его живописные работы выставляются в уфимских и московских музеях и галереях Он пробовал себя и в перфомансах, но этот вид искусства оказался не близок художнику После персональной выставки в московском Центральном доме художника в 1998 году каталог вы­ставки оказался во Франции Гедонизм, жизнеутверждающее начало, образы и живописная манера Расиха оказались близки парижанам С 2002 года он стал сотрудничать с французскими галереями, а затем его работы нашли поклонников в Америке. Так что творчество башкирского ху­дожника стало известно далеко за пределами родины.

«Легкость бытия» - выставка Расиха Ахметвалиева

Расих Ахметвалиев убеждён, что искусство не имеет права обслуживать чьи-то интересы или культурные запросы, произведение должно возникать, как природное явление, «вырастать, как трава». Главное — услышать этот сигнал природы и перенести его на холст. Размышляя о спосо­бах выражения и проявлениях искусства, мастер пришёл к выводу, что художник должен стре­миться не столько к передаче собственных эмоций, сколько к переходу на другой духовный уро­вень, как это происходит в иконе. Но это возможно только в условиях свободы выражения Расих вспоминает: «Я часто спорил в 1970-1980-е годы с партийными идеологами от искусства. Для них было важно показать не то, что есть на самом деле, а то, как должно быть. Так хотели соцреали­сты. И это несвобода».

«Легкость бытия» - выставка Расиха Ахметвалиева

Сейчас Расих находится на том этапе, когда, переработав все предыдущие искания, он достиг прекрасной гармонии. Расих Ахметвалиев — художник-визионер. Он, будто ловец снов, улавли­вает в свои сети загадочные видения того, что нам послано из иного, неведомого мира Мастер создаёт целый зачарованный мир, в котором фантазия, навеянная реальными впечатлениями, превращается в волшебную сказку. Его работы не имеют сюжетов и не декларируют какие-либо идеи. Это искусство в чистом виде. В картинах Расиха утонченный эстетизм стал преобладающим качеством. В мире, перенасыщенном информацией, суетой и агрессией, художнику удаётся созда­вать камерное, призывающее к созерцанию искусство, стирающее границы между фантазией и реальностью.

Мария Филатова,

искусствовед, научный сотрудник Государственного музея Востока

Картины художника Расиха Ахметвалиева на выставке