Живопись. Фотография. Дизайн.

Register Login

Ранний Владимир Маяковский. Часть 4.

Ранний Владимир Маяковский. Часть 4.

Вера Федоровна оставила для музея воспоминания, написанные в 1938 и 1940 годах. Воспоминания 1940 года были напечатаны в шестом номере журнала «Литера­турное обозрение» в 1993 году, а отрывки из воспоминаний 1938 года впервые приведены в данной публикации. Также впервые пред­ставлены ее стихи и рисунки. Все эти материалы Вера Федоровна Шехтель завещала передать в му­зей В.В. Маяковского, и. когда в 1938 году в Москве была открыта библиотека-музей поэта, она пере­дала часть собранных материалов в фонд музея. Остальные доку­менты были переданы семьей В.Ф. Шехтель.

Многолетняя дружба связыва­ла Веру Федоровну с сестрой по­эта Людмилой Владимировной Маяковской. Сохранилась их пе­реписка. Из этих писем можно узнать, что Вера Федоровна на протяжении всей своей жизни хранила память о первой любви.

Впоследствии В.Ф. Шехтель стала профессиональным худож­ником. работала в театре, занима­лась прикладным искусством.

Людмила Владимировна пи­шет Вере Федоровне подробные письма о своей работе над книгой о брате, о поездке в Багдади.

В письме от 18 декабря 1955 года Вера Федоровна просит Людмилу Владимировну подпи­сать ее на 13-томное собрание со­чинений Маяковского, также в письме есть фраза: «В дни, когда мне было очень тяжело — как все­гда видела во сне Владимира Владимировича». Тогда она была тяжело больна.

В.Ф. Шехтель неоднократно выступала со своими воспомина­ниями в музее В.В. Маяковского. Но она — человек чрезвычайно скромный и тактичный. Иногда из-за болезни ей приходилось от­казываться от приглашений. Так, в апреле 1955 года, обращаясь к Людмиле Владимировне, она пи­шет, что очень хотела быть в му­зее. но «не решилась идти в таком уродливом виде, в котором волею судеб я сейчас нахожусь — туда, где многие узнают меня, вспомнят 13ые и 14ые годы и невольно со­поставят меня с памятью о Влади­мире Владимировиче. Не хочется мне своим видом бросать тень на их воспоминания о Маяковском. Может быть, это и мелко и глупо — но перейти через это я не могу; не­смотря на громадное желание и даже... право быть там».

Напоследок хотелось привес­ти слова Шехтель из письма Л.В. Маяковской 28 июля 1954 го­да: «В наше последнее свидание с Вами — все опять снова воскрес­ло в моей душе и все облеклось, если можно так выразиться, че­рез Вас — да именно через Вас, в тот образ бесконечно ценный, глубокий, настоящий, который вот сорок лет сегодня, всегда со мной. Всю жизнь. Ведь сегодня день памяти Володи! Памятный для меня день!

...Я хотела от Владимира Вла­димировича, от наших отноше­ний именно того настоящего, большого — что и осталось у меня навсегда.

Я всегда пыталась говорить с ним об этом —но... я всегда боя­лась, робела перед ним — и боялась наоборот что-то нарушить, вы­звать его осуждение и погубить то, что было.

Если бы я была немного старше, может быть, я поняла бы, что и он должен согласиться со мной и не бо­ялась бы говорить и понять с ним вместе правду. Казалось бы, что он должен был бы чувствовать это сам. Но, видно не со мной он почувство­вал эту правду. Сейчас мне ясно — что в первый год — все-таки мне ка­жется Володя был очень близок к чему-то большому по отношению ко мне и ждал от меня не только боль­шого чувства (в нем он был уверен) но и каких-то может быть даже тре­бований и борьбы за настоящее в жизни — я же не сумела все это осо­знать тогда и просто мучалась, при­ходила в отчаяние и не находила в себе сил говорить об этом, а попро­сту не чувствовала себя в праве, бы­ла слишком ничтожна. Но что бы ни было — было все. Это настолько ценное, что осталось фундаментом на всю мою жизнь».