Живопись. Фотография. Дизайн.

Register Login

Дарья и Дим

«Вдохновение окружает тебя со всех сторон, и в повседневной жизни его больше всего»

Мик Джаггер.

Графика и живопись Дима Губайдуллина и Дарьи Данилиной

Графика и живопись — близкие родственники, но у каж­дого свой изобразительный язык — как и у супругов Дарьи и Дима, работающих каждый в своем поле и даже на раз­ных полюсах, хотя и в пределах одной мастерской. Однако в чем-то они созвучны, несмотря на видимую противопо­ложность жанра и стиля. Инь и Ян — абстрактные понятия в наше время, но если «ценность абстракции определяет­ся возможностью её конкретизации» (Б. Г. Ананьев), то эти два художника, довольно зрелые, хотя ещё не вышедшие из разряда «молодых» — яркое конкретное воплощение этих категорий, некое «согласие противоположностей».

Живопись Дарьи Данилиной — текучесть калейдоскопических мазков, дробящихся на тёплые и холодные, словно соз­дающих тихие колебания воздушной среды. Это как раз­говор трав и разноцветных камешков в журчащем ручье, свежесть хрусткого морозца и майский ветер, прохлада и потаённость, это молчаливая бдительность, гибкость и спокойствие. Это сочувственное созерцание, любовь к тайнам прошлого и поэзия человека, крепко стоящего на земле, но устремившего взор к небесам. «...Каждое про­изведение Дарьи Данилиной метафорично, многие — ми­стичны.., — пишет Светлана Игнатенко, искусствовед, за­меститель директора Нестеровского музея по научной работе, куратор выставки. — Это следует понимать как стремление молодого художника, активно исследующе­го окружающий мир и видящего в нём подчас то, что ви­деть совсем не хочется, что, возможно, претит молодому сознанию, идеализирующему жизнь и отношения лю­дей, уйти в другую «реальность» — прекрасную, далекую и на первый взгляд недосягаемую. Отсюда в произведениях Дарьи при, казалось бы, вполне реальном сюжете, флёр идеализирующего реальность инобытия, личност­ная тоска по ушедшей красоте или по той, которая где-то есть, а где — неизвестно. Поэтому так часты в сё произве­дениях мотивы разрушенных храмов. Поэтому п малень­кий мальчик, облачённый в бескозырку и бело-синюю форму юного моряка, как и ажурная резьба старинных оконных ставен, звучат пронзительным воспоминанием о давно ушедшем времени...»

Графика и живопись Дима Губайдуллина и Дарьи Данилиной

Иногда в картинах Дарья примеряет на себя «рус­ский» наряд и образ. Это продолжение темы, начатой в «Идентификации» (2017), дань любимому ею русско­му модерну (Врубель, Васнецов, Билибин). Такова кар­тина «Птица» (2020), медитативная работа, звучащая как задумчивая, полная глубоких чувств народная песня (но в современной аранжировке) — незыблемость тра­диций среди тревожности и непрочности нашего вре­мени. Но мажорная тональность ее колористического строя и сюжетов побеждает. С ветхих домишек на ули­це Пугачёва сдувается пыль, юная зелень бушует вокруг благородных руин, семейная Масленица играет ослепи­тельными красками солнечной зимы, и дочка Марго си­яет на дощатом крыльце, как маленький утренний лучик. Ученица Михаила Алексеевича Назарова, Дарья постига­ла с мастером не только законы композиции и цвета. «Он, как никто другой, умел объяснить, как именно «создать» картину. Главное — не только идея, но то, как на холсте из пятен и линий создать такую гармонию, чтобы ни убавить не прибавить. Научил думать, глядя на картины...», - вспоминает Дарья.

Графика и живопись Дима Губайдуллина и Дарьи Данилиной

Художник Дим Губайдуллин  - воплощение «мужского» менталитета, «янь-качеств». В отличие от воспринимающего, терпеливого, даже жертвенного, несущего покой «инь» это преобразования, активное и горячее начало, ему свойственна неожиданность идей на грани с эпатажем, четкость, прямота и решительность в выражении чувств. Это энергия движения, стреляющая векторами различных динамических сил, поэзия полезных инструментов, машин и всяческой технической «утвари», в ней сверкает огонь сварки, доносится скрежет пресса и алхимический шепот офортного травления. И свою Мадонну с младен­ец он разместил в антураже авто с уходящей вдаль лентой дороги (молодая семья любит путешествия, мотив дороги МЫ видим и у Дарьи). Характерна картина «Перед­ний мост» (2015) - взгляд из-под машины, где он нахо­дит красоту в сложном сочленении механических внутренностей, но глобальный подтекст нынешних реалий рисуется сам собой, как часто случается у Дима - на при­роду давит сверху тяжелая технотронная мощь, и светлый горизонт мы можем узреть лишь из-под этого бездушно­го «небосвода». С картиной перекликается и диптих «По­глощение» (бумага, карандаш 2019)

Серия «Элементы» (2017-2018), где собраны атрибу­ты от Октябрьской революции, мировой войны до совре­менных армейских предметов, напоминает коллекцию па­цифиста, прошедшею горячие точки (где ему быть, слава Богу не довелось.) «Эмоциональное рисование» этих вещей, по его словам, вылилось в серию общечеловеческой темати­ки, завершающим этапом которой стал полиптих «Противо­газ» (офорт, монотипия). Ранее его графическая серия «Эхо войны» была отмечена как одна из лучших среди молодых художников в конкурсе к 65-летию Победы в Великой Оте­чественном войне (2010).

Графика и живопись Дима Губайдуллина и Дарьи Данилиной

Обнажённые человеческие эмоции кричат и мечутся в офортных работах последних лет с говорящими назва­ниями - «Боль», «Отчаяние», «Отрыв», «Молитва», «Диалог», в линогравюрах «Сомнения», «Неопределенность», «Струк­тура», и других работах-знаках как отражение непросто­го процесса самопознания, экзистенциального постиже­ния мира автора на его пиковых, кризисных точках. Та же экспрессия чувств, попытка передать их с помощью хо­лодной и идеальной геометрии заключена внутри куби­ческих пространств брутальных инсталляций 2020 года — «Куб. Внутри», «Куб. Запутанная история», «Куб. Молчание» (металл, сварка, дерево). Наверное, эго очень нелегко - найти и выразить себя в той же профессии, в которой славен был (и будет) его отец Камиль Губаевич Губайдул­лин (1949 - 2017) - график колоссального масштаба, ма­стер больших исторических и философских обобщений. Дим тонко чувствует творчество отца, стараясь унаследо­вать его главные черты, хотя тот никогда не навязывал ему, каким должно быть искусство. Учеба в Красноярском го­сударственном художественном институте в мастерской Г.С Паштова сделала многое для становления собственною творческого «я». Теперь они с Дарьей сами педагоги и при­ходится сочетать творчество с преподаванием. Опыт пер­вой совместной экспозиции, мастерски составленной Светланой Владиславовной Игнатенко, удался, за что ребята ей невероятно благодарны. В грамотной «расстановке сил» от­лично просматривается взаимодействие этих двух поляр­ных темпераментов. И если вернуться к категориям инь-янь, можно ясно увидеть общую «третью силу», — энергию со­творения мира, душевную взаимосвязь, энергию любви.

КАРТИНЫ ДАРЬИ ДАНИЛИНОЙ И ДИМА ГУБАЙДУЛЛИНА

View the embedded image gallery online at:
http://artageless.com/daria-and-dim#sigProId925acf7fff

Эльвира Каримова

Источник: журнал «Рампа Башкортостана».