Живопись. Фотография. Дизайн.

Register Login

Коллекция искусства - что это? - Часть 2.

Нурмухаметов Р. М. Парфенон.

Диапазон жанров другого уфимско­го художника - Р. М. Нурмухаметова - обширен: портрет, композиционная картина, пейзаж. В его работах жизнь отражена во всем многообразии не только явлений, но и цвета, - прирож­денный колорист, он тонко чувствовал и мастерски передавал все оттенки и тона сложно разрабатываемого основного цвета. Богатство колорита, нарядность цветовой гаммы, солнечной в передаче света, стали основными характеристи­ками его живописи. Он демонстрирует их и в крупной замечательной по испол­нительскому мастерству и торжествен­ной по характеру работе «Парфенон», и в небольшом этюде с деревенскими домиками.

Этюды художников второго поко­ления вызывают сегодня особый ин­терес коллекционеров башкирского искусства. Этюд, которым «вперехлест» увлекались в 1960-х годах крупные ма­стера - Нурмухаметов, Домашников, Бурзянцев, Литвинов, сыграл в развитии пейзажной живописи Башкортостана роль огромную и до конца еще пока недоста­точно оцененную. Отлично «сработан­ный» пленэрный этюд был предметом конкуренции художников: чей лучше! Созданный на одном дыхании, эмоцио­нальный живописный этюд нередко был живее иных завершенных композиций и свидетельствовал о высоком мастерстве автора. Написать такой этюд, по худо­жественным качествам, характеру и сути своей ничуть не уступающий завершен­ному полотну, за короткий отрезок време­ни мог лишь мастер. Архивы сохранили каталоги художественных выставок тех лет. В некоторых из них большую часть составляли именно этюды.

Большим мастером этюда был и художник Е. С. Фоминов. Его пленэр­ная работа 1962 года «Сафроновская пристань» («Последний причал») была приобретена в коллекцию в 2008 году. И здесь, как часто бывает в профес­сиональном подборе, не имя художника сыграло роль в решении приобрести картину, но ценность художественных качеств самого произведения. «Саф­роновская пристань» хранит непосред­ственную свежесть восприятия натуры. Творчество великолепного колориста и мастера пейзажа Евгения Сергеевича Фоминова еще недостаточно изучено, оценено современниками и ждет своего исследователя.

Роль фольклора в развитии башкир­ского искусства оценили еще художники первого поколения. Недаром в 1920-30-е годы В. С. Сыромятников, М. Н. Елгаштина, К. С. Девлеткильдеев исколесили башкирские районы в поисках предметов народного быта. Их собирательская и ис­следовательская деятельность позволила сохранить в музейных собраниях респу­блики произведения народных мастеров. Народное творчество определило темати­ку многих работ башкирских художников. С особенной силой эта тема воплотилась в работах уникального художника Адии Хабибулловны Ситдиковой. Не имея про­фессионального образования, самостоя­тельно пройдя путь в искусстве, она ин­туитивно поняла красоту народного быта, эстетику башкирского изобразительного фольклора. Ее национальные по характе­ру, колориту и подбору предметов натюрморты и интерьеры завораживают экс­прессией цвета и удивительной компо­зиционной найденностью, где каждый предмет обретает самоценность. Яркая палитра произведений А. X. Ситдико­вой в какой-то мере рождена общим и оптимистическим пафосом искусства тех лет, но все же источником жизнеут­верждающего характера ее картин ста­ло народное искусство. Спеша одарить настроением счастливого праздника, она стремилась показать зрителю живую пре­лесть обыденных вещей. Мажорная гам­ма колорита, простота художественных приемов и подкупающая искренность несомненные достоинства ее произве­дений. Работы Ситдиковой - гордость любой коллекции. В собрании лизин­гового центра их четыре: «Самовар» (1963), «Натюрморт с фруктами» (1971), «Теплый дом» (1975), «Белые гвоздики» (1987). Разные по жанрам, технике и времени создания, они не только дают достаточно полное представление об эволюции манеры и мастерстве худож­ника, но и придают национальный ко­лорит коллекции в целом.

Самосюк Б. А. Притча.

Самосюк Б. А. Притча.

Национальный характер коллек­ции во многом определяют и произ­ведения академика живописи Ахмата Фаткулловича Лутфуллина. Его насле­дие удивляет жанровым разнообразием: портрет, пейзаж, многофигурная исто­рическая композиция, бытовой сюжет. Среди персонажей его портретных работ рабочие и студенты, писатели и музы­канты, деревенские старики и дети. Суть творчества мастера заключена в глубокой философии произведений, отражающих национальный характер, жизнь и быт баш­кирского народа на современном этапе и на переломных этапах истории. Достой­ный преемник Касыма Девлеткильдеева, в чьем творчестве впервые в башкирском искусстве национальная тема получает поэтическую трактовку и высокий смысл, Лутфуллин, как и его предшественник, ис­кренне любуется наивной доверчивостью и непосредственностью деревенских жи­телей, высвечивает благородные качества их характера, подчеркивает особенности эстетического вкуса, проявившегося в на­циональных одеждах («Цветная шаль», 1961; «На праздник», 1960; «Бабай Шугаюп д. Абзаково», 1958). В собрание вошли также несколько замечательных пейзаж­ных этюдов мастера, свидетельствующих о внимательном изучении натуры и инте­ресе художника к пейзажному жанру. Но, безусловно, жемчужиной коллекции стала «Девушка с мандолиной» (1978). Бесхи­тростная композиция, отсутствие отвле­кающих деталей, искренняя увлеченность музыкантши - свидетельства и таланта самого художника, сумевшего передать психологию момента, и обаятельной не­посредственности его модели. Открытая цветовая гамма предопределяет наряд­ность колористического решения.

Имя Александра Даниловича Бурзянцева известно многим коллекционе­рам российской живописи. Большинству из них он знаком как мастер русских пейзажей, написанных в раскованной, экспрессивной цветовой гамме. Однако среди ранних произведений художника было немало портретов, традиционно-реалистических по изобразительной структуре и более сдержанных в цвето­вых решениях. Иными средствами, но и они вместе с работами зрелого периода высвечивают яркий темперамент авто­ра: характеристики портретных образов сильные, светотеневая ленка лиц уверен­ная, мощная по структуре, цветовая гамма не раскованная, но построенная на кон­трасте пятен. Такова его «Хозяйка гости­ницы» (1958). Но уже в середине 1960-х рамки традиционного реализма тяготят художника. В поисках нового изобрази­тельного языка он обращается к иным цветовым характеристикам и стилизации форм, сохраняя при этом способность жи­вописи передать не только характер об­раза, но и тонкие душевные переживания («Портрет Вали в розовом. Настроение», 1965). Редкая в творчестве Бурзянцева, эта поисково-экспериментальная работа переходного периода не только обогатила портретную часть собрания лизингового центра, но и позволила заполнить белые пятна в изучении эволюции творчества художника. В коллекцию вошла и харак­терная для зрелого творчества Бурзян­цева пейзажная работа «Весна» (1991), обладающая характерными качествами художественного почерка мастера - мяг­кой стилизацией форм, текучестью линий и декоративной насыщенностью колорита. Написанная в сложный для страны пери­од, но оптимистичная по настроению, как и все творчество художника, она поража­ет концентрацией ощущения надежды и ожидания перемен.

Лутфуллин А. A. Девушка с мандолиной.

Лутфуллин А. A. Девушка с мандолиной.

На протяжении всей второй половины двадцатого столетия искусство Башкорто­стана, сохраняя уважительное отношение к классическим традициям, стремилось и к обновлению художественного язы­ка. Поиск новых средств выразительно­сти и эксперименты формой особенно заметны в творчестве Александра Пан­телеева. Начинавший как художник теа­тра. но окончательно сформировавшийся как художник-станковист под влиянием времени яркого взлета технического про­гресса, вдохновляемый достижениями науки, Пантелеев вошел в историю рос­сийского искусства как мастер индустри­ального пейзажа. В башкирском искусстве он поднял этот жанр до торжественно- поэтических высот. Смелые по формам, локальные по цвету, линеарные по струк­туре и точные по распределению масс ком­позиции Пантелеева легко укладываются в рамки «сурового стиля», появившегося в российском искусстве «шестидесятни­ков». Он сохраняет эти качества живописи не только в произведениях, наполнен­ных суровой романтикой новостроек, но и в обычном пейзаже. В характерной для Александра Пантелеева лаконичной, но выразительно-поэтической манере напи­сана работа «Зимой на Куркатаве» (конец 1960-х). Широкими плоскостями ложатся оттенки сине-голубого и белого цвета, грани тоновых переходов легко прочиты­ваемы, что придает работе некую графич- ность. Она уместна в зимнем пейзаже, где бело-голубой снег создает контраст коричнево-черным деревьям. Отлично выбранный ракурс, с которого открывает­ся вид, прием фланкирования переднего плана композиции вертикалями деревьев, уходящих за пределы холста, - все это придает работе ощущение внезапности открывшегося перед зрителем панорам­ного вида. А фигурки людей, скользящих по ледовой поверхности озера, успешно микшируют ощущение монументально­сти, внося своим присутствием камерные нотки в панорамный пейзаж. Компози­торское мастерство, высочайшие коло­ристические качества и тонкие оттенки эмоционального содержания работы «Зи­мой на Куркатаве» - яркое свидетельство замечательных достижений Пантелеева в пейзажном жанре.

Иной характер свойственен панорам­ным пейзажам П. П. Салмасова. Ракурс «взгляда с высоты» часто встречается в его работах. Уральские ли горы, необъ­ятные ли просторы башкирской степи навеяли эту трактовку природы башкир­ского Зауралья, но произведения мастера воспринимаются монументальными. При­чем происходит это вне зависимости от размеров и степени завершенности работ (этюд «В степи», 1964). Созерцательный характер панорамных зауральских пей­зажей и частый мотив присутствия в них человека (мотивы полевых работ), яркая гамма красок обеспечивают почерку ху­дожника узнаваемость. Колорит с почти обязательным доминированием розово-лиловых, фиолетовых и насыщенного зе­леного («Старые тополя. Здесь стояла мечеть», 1965), придающего необычайную декоративность колориту, характерен для множества работ художника - едва ли не единственного, кто так самозабвенно, в возвышенно-торжественном ключе и как- то по-детски искренне и радостно писал природу башкирского Зауралья.

Но есть в его творчестве и работы ино­го плана. Гордость коллекции - необычай­но легкая по живописи картина Салмасова «Душистый табак с вьюнками» (1982). Простотой, лирической камерностью мо­тива (цветы, растущие у деревенского за­бора) и хрупкой незащищенностью, пере­данной в тонкой гамме цвета, она заметно выделяется в общем контексте творчества художника.

Ахметвалиев Р. Х. Онфлер. Бистро в порту.

Ахметвалиев Р. Х. Онфлер. Бистро в порту.

Творчество художников второго по­коления не ограничено двадцатым веком. Среди активно работающих сегодня живописцев, чье творчество сформировалось в середине двадцатого века, - Ф. А. Кащеев. На раннем этапе под влиянием общего оптимистического настроя, свойствен­ного эпохе социалистического реализма, живопись его обрела качества, близкие декоративным, - локальный, открытый цвет, нередко вообще тонально не разраба­тываемый. Своеобразие художественного почерка подчеркивалось и спецификой статично-торжественных композиций, от­чего картина с вполне бытовым сюжетом обретала знаковость, некую обобщенность образов, символический смысл. Сегодня художник отдает предпочтение натюрморту. В сравнении с ранними, его нынешние произведения чуть спокойнее по колориту, но живопись по-прежнему носит жизнеут­верждающий характер: в работе 2005 года «Цветы и хлебцы с виноградом. Осень за окном» художник не скрывает радости бытия, подчеркивая щедрость природы.

Следующий этап развития башкир­ского искусства связан с появлением ново­го поколения художников, формирование творчества которых пришлось на 1970-е годы. В начале 80-х активно заявляют о себе молодые талантливые живописцы Е. О. Клейменов, С. Б. Краснов, Е. А. Ви­нокуров, У. Г. Мухаметшин и акварелисты В. Н. Лесин, И. И. Фартуков, 3. Г Гаянов, В. И. Суздальцев. Выросшее без войн, воспитанное в гармоничном, как тогда казалось, обществе, это молодое поколе­ние привнесло в башкирское искусство новое видение мира, новую проблематику творчества, новые приемы работы с мате­риалами.

В 1980-х тематика произведений Сер­гея Краснова была очерчена кругом эколо­гических проблем, в 1990-х в его творчестве появляются темы сущности человеческого бытия, неумолимой наступательной силы прогресса и сосуществования цивилиза­ций. Своеобразие его художественного языка обусловлено логикой, свойственной человеку с аналитическим мышлением: точная выстроенность композиций, графи­ческая четкость рисунка, сложная образная структура, построенная на выверенном соотношении реальности и вымысла. Он сохраняет эти качества даже в натюрмор­тах. Его «Раковина и бутыли» (2001) по­вествует не столько о многообразии форм, создаваемых природой и человеком, сколь­ко о единстве и противоположности. Иначе чем продиктовано смелое противопостав­ление колкой остроты природных форм раковины изощренным формам и гладкой фактуре стеклянных бутылей, созданных человеком? С другой стороны - скоротеч­ность жизни спелой груши разве не срав­нима с недолговечностью хрупкого стекла? Ассоциативность, сложная игра символов, скрытый намек - всегда и все в живописи Сергея Краснова направлено на интеллек­туальный диалог со зрителем. Признанный мастер, академик живописи Краснов - одна из знаковых фигур современного не только башкирского, но и российского искусства.

К началу третьего тысячелетия изобра­зительное искусство обрело немало новых имен молодых и талантливых авторов. Их художественные поиски, смелость замыслов, неограниченность рамками одной сти­листической системы и ярко выраженное стремление к неординарности определи­ли характер современной изобразительной культуры Башкортостана. Сегодня она пред­ставляет собой конгломерат различных художественных стилей, направлений и творческих манер. В системе традиционных искусств появляются новые техники, рожда­ются новые виды. В экспозициях выставок и составе коллекций отлично уживаются и мирно сосуществуют реализм и абстракция, неопримитивизм и поп-арт, традиционные техники графики соседствуют с эксперимен­тальными, в пластическом и декоративно- прикладном искусствах помимо скульптуры, фарфора, керамики устойчивые позиции занимают и «инсталляционные объекты».

Искусство рубежа 20-21 вв. отби­рается в коллекцию лизингового центра тщательно и более осторожно, нежели классическая живопись. Сегодня этот раз­дел достаточно ограничен в количествен­ном отношении, но даже в этом составе он отчасти способен проиллюстрировать современную художественную ситуацию в республике.

Раздел современного искусства пред­ставлен работами живописцев С. И. Игнатенко, P. X. Гаитова, И. X. Насибуллина, А. А. Дворника, Р. Р. Кадырова, А. М. Мазитова, художников группы «Чингис­хан» P. X. Ахметвалиева, Р. 3. Харисова и Р. 3. Гарифуллина. Не только стилистика, но и жанровый диапазон этого раздела достаточно разнообразен - абстрактная композиция, пейзаж, натюрморт, компо­зиционная картина.

Игнатенко С. Н.  Натюрморт.

Игнатенко С. Н. Натюрморт.

Коллекция современных живописных жанровых композиций в собрании лизин­гового центра немногочисленна. В нее вошли работы Рината Харисова «Близ­нецы» (1994), «Белый голубь» (1997), «Родник. Невеста» (2007), картины Ра­фаэля Кадырова «Пасечник», «Курбан гаит» (2003), «Читающая Коран» (2006) и Амира Мазитова «Старик и дорога» (вариант 2008 года). Национальная тема - одна из главных в творчестве этих авторов, однако каждый трактует ее по-своему: в примитивистском ключе - Харисов, в реалистическом, но с элементами легкой стилизации - Кадыров и Мазитов.

Жанровые картины Расиха Ахметва­лиева «Девушка в голубом» (1997-1998), «Онфлер. Бистро в порту» (2003) - легкие, повествующие о незащищенности и красо­те мира. Живущий в период 2002-2008 гг. больше в Париже, чем в Уфе, художник не прекращает участвовать в выставках башкирского искусства. Большой успех его тонкая по колориту и легкая по изобразительной структуре живопись имела на выставке башкирского искусства в штаб- квартире ЮНЕСКО в 2008 г. в Париже.

Казалось бы, натюрморт, традиционно преследующий вполне определенную цель - отразить красоту и многообразие пред­метов и форм, рожденных природой или сотворенных человеком, менее всего может быть подвержен стилистическим изыскам, значительно трансформирующим именно предметные формы. Натюрморты в при­ватных коллекциях нередки. Чаще всего они действительно представляют собой реалистические композиции, повествую­щие о красоте и разнообразии предметного мира (И. Насибуллин, «Натюрморт со скрипкой», 2002). Однако жанр этот на­ряду с другими к началу двадцать первого века обрел и иные характеристики. В нем с легкостью можно обнаружить экспе­рименты с формой, цветом и пространственными решениями. Но именно он как, может быть, никакой другой жанр по- прежнему требует от художника и острого чувства композиции, и тонкого понима­ния цвета. Все это прекрасно демонстри­руют абсолютно разные по стилистике натюрморты художников С. Н. Игнатенко, и P. X. Гаитова, и Р. 3. Гарифуллина. Более традиционный характер носит коллекция графики. Это вполне реалистические ак­варельные листы Р. Р. Абдуллина, В. И. Суздальцева, И. Г Валитова, пастели Р. М. Ягафарова, офорты К. Г. Губайдуллина, Б. А. и О. А. Самосюк, литографии Р Р. Маглиева. Поисковое направление в этом разде­ле собрания представляют произведения А. Р Терегулова, выполненные в смешанной технике, и работы С. А. Гилязетдинова - в технике печати на бумаге ручного литья. Оба автора явно тяготеют к лаконизму, некоей «конспективности» композиции, используя предметы и фигуры в качестве знаков, обобщающих авторскую мысль, а не повествующих сюжет.

Особняком в собрании стоит неболь­шой пока раздел декоративно-прикладного искусства. Его украшает классическая фарфоровая композиция «Танец трех братьев» (1959) известного художника Т. Г. Нечаевой. Динамичная и выразительная работа воспроизведена во многих каталогах, а один из вариантов компози­ции находится в собрании Башкирского государственного художественного музея. Тамара Павловна Нечаева - художник широкого круга интересов: скульптор, керамист, автор монументальных панно и фарфоровых статуэток. Однако начи­нала она как живописец, а цветовидение ее сформировалось под влиянием худож­ника первого поколения башкирской жи­вописи Анатолия Петровича Лежнева - близкого ее родственника. В собрании хранится одна из немногих живописных работ Нечаевой «Натюрморт с серебря­ным подносом» (1946), цветовые харак­теристики которого - свидетельство не­сомненного таланта автора и в этом виде искусства. Другое поколение художников- прикладников представлено работами из­вестного керамиста В. К. Николаева. Его реалистическая композиция «Молочное утро» (2003) и метафорическая работа «Восточная колыбельная» (2001) - свиде­тельство разнообразных художественных поисков современной керамики.

Искусство Башкортостана основано на опыте русской художественной школы, органично соединенном с эстетикой народного творчества, национального быта и обычаев. Благодаря этому синтезу не только различных национальных культур, но и разных художественных традиций - с одной стороны профессиональных, классических, а с другой - фольклорных, оно обрело самобытные черты уже на на­чальном этапе своего формирования. На протяжении всего периода развития - с первых лет и до сегодняшнего дня - оно демонстрирует жизнестойкое уважение к классическому наследию, но одновре­менно с тем характеризуется и непрерыв­ными поисками новых изобразительных средств, нового художественного язы­ка. К началу XXI века в нем отчетливо оформилось стремление к осознанию собственного места в мировом простран­стве. Благодаря этому на грани веков, на гребне волны вседозволенности в пере­живаемый страной сложный период, оно удержало крепкие позиции, разумно пе­ренеся акценты с поиска оригинальности манеры на содержание произведений и эмоциональный характер образов. В нем и сегодня по-прежнему актуальны худо­жественная значимость произведений и их профессиональные достоинства.

Итак, художественное собрание Уральского лизингового центра, в осно­ве которого лежит ретроспективная концепция, действительно способно представить основные этапы в развитии башкирского искусства. И, в отличие от других приватных коллекций, представ­ляющих разрозненные произведения, ценностная значимость этого собрания заключается не только в материальной оценке отдельных произведений, но и в самой целостности коллекции. А это в несколько раз превышает ее общую стоимость, не говоря уже о том, что боль­шая часть произведений - антикварная. Общаясь с владельцами коллекции и их сотрудниками, заходя в офисные по­мещения, похожие на музейные залы, посетитель не задается вопросом: «За­чем это вам?» - а просто с удовольстви­ем рассматривает картины. Даже если весной прошлого года уже видел их в залах Башкирского государственного художественного музея им. М. В. Не­стерова, где коллекция экспонировалась для широкой публики. Тоже, кстати, шаг беспрецедентный.

Продолжение, начало: Коллекция искусства - что это? - Часть 1

Ирина Оськина