Живопись. Фотография. Дизайн.

Register Login

Художник Павел Салмасов: «О себе, о времени, о моих родных, близких, учителях и друзьях и о некоторых моих произведениях»

Художник Павел Салмасов: «О себе, о времени, о моих родных, близких, учителях и друзьях и о некоторых моих произведениях»

В жизни каждого человека наступает момент, ко­гда он как бы перелистывает книгу своей жизни, вспо­миная главные её события, своих родителей, родных и друзей, с благодарностью называя имена своих учите­лей и коллег-художников. Мне тоже хотелось бы вспомнить такие моменты и поделиться этими воспо­минаниями с вами — почитателями моего искусства и людьми, которые, возможно, совсем меня не знают, но просто любят искусство, а значит, неравнодушны к художникам, которые связали с этим искусством всю свою жизнь. Вот те фрагменты моей жизни, которые я вспоминаю наиболее часто, несмотря на то что в них всего поровну — печали и радости, скорби, потерь и обретения новых друзей и новых произведений.

Родился я на древней вологодской земле в кре­стьянской семье, где было семеро детей: пять братьев и две сестры. В 1939 году родители переехали в мес­течко Волгострой, расположенное недалеко от ста­ринного русского города Ярославля.

Через два года началась война, и завод, на котором работал мой отец, в том же 1941 году был эвакуирован в Уфу.

В Уфе первое время наша семья жила в теплушках Сафроновского тупика, затем нас поселили на кварти­ру в маленьком частном доме. Зима 1941 года была очень морозной, и в этот год от воспаления лёгких умер мой отец. Жизнь нашей семьи сразу же измени­лась: она стала настолько тяжелой, что в 1944 году мне пришлось бросить школу и пойти работать на эвакуи­рованный из Москвы завод №49 электриком-оператором муфельной печи. Я снова сел за школьную парту только, когда кончилась война.

6 мая 2005 года, Уфа, БГХМ им. М.В. Нестерова. П.П. Салмасов на торжественном вечере, посвящённом 60-летию Великой Победы.

6 мая 2005 года, Уфа, БГХМ им. М.В. Нестерова. П.П. Салмасов на торжественном вечере, посвящённом 60-летию Великой Победы.

Работа на заводе была не только трудной, но и от­ветственной. Но ведь так, как я, работали тысячи моих сверстников! И ещё, как ни странно, именно с войной связано моё первое прикосновение к искусству: на за­воде мне было доверено плавить бронзу для неболь­шой модели памятника Салавату Юлаеву известного скульптора Сосланбека Тавасиева — автора монумен­тального памятника Салавату, установленного в Уфе. В годы войны Тавасиев жил и работал в Уфе, его мас­терская некоторое время размещалась в одном из за­лов Уфимского художественного музея. Тогда я и представить себе не мог, что через несколько лет сам стану художником и что мои произведения будут вы­ставляться в залах этого замечательного музея. Дове­ренное мне на заводе дело, видимо, произвело на ме­ня очень сильное впечатления, иначе я бы не помнил сегодня номера цеха, в котором производилась отлив­ка модели: это был цех № 1.

Но трагическое ощущение войны навсегда оста­лось в моём сердце. Из окон дома в Сафроновском ту­пике я видел, как уезжали на фронт новые танки: их ме­таллические «тела» было зачехлены брезентовой тка­нью, и на какое-то мгновение мне казалось, что эта ткань защитит их не только от непогоды, но и от гибели, хотя я знал, что совсем скоро они вступят в бой и что многие из них останутся на поле этого боя навсегда. Эти горькие воспоминания детства через несколько десят­ков лет воплотились в моей картине «Урал — фронту», которую я написал к 30-летию Великой Победы.

Павел Салмасов. ИНТЕРЬЕР. 1971 год. Холст. Масло. Размеры: 49Х60.5. БГХМ им. М.В. Нестерова.

Павел Салмасов. ИНТЕРЬЕР. 1971 год. Холст. Масло. Размеры: 49Х60.5. БГХМ им. М.В. Нестерова.

Окончил я семилетку в 1948 году и в том же году поступил на художественное отделение Уфимского театрально-художественного училища, учёбу на кото­ром завершил в 1953 году. А в 1955 году, будучи уже женатым человеком (моя жена Эльвира Владимиров­на окончила Башкирский медицинский институт), вме­сте с женой уехал на работу в башкирский город Сибай, где сначала работал художником-оформителем в тресте Башмедстроя, а затем на Башкирском медно­серном комбинате и одновременно вёл городскую изостудию. В Сибае мы обрели верных друзей, с кото­рыми дружим до сих пор. Это известный сегодня в Уфе и республике хирург, прооперировавший, кстати многих наших художников, Рем Иванович Титов и его жена, тоже врач, Лилия Венедиктовна. Как и моя же­на, они после окончания медицинского института бы­ли направлены на работу в Сибай. С Титовыми мы жи­ли в одной 3-комнатной квартире, жили дружно и ве­село, вместе справляли все праздники и впитывали красоту Зауралья. К тому же Лилия Венедиктовна хо­рошо рисовала. Занимался изобразительным искусст­вом ещё один наш сибайский друг — Виктор Антоно­вич Тилипкин: он работал главным инженером-электриком Сибайского медно-серного комбината и одно­временно был самодеятельным художником, а впос­ледствии даже выставлялся в Германии. Тилипкин вме­сте с семьёй жил с нами в одном доме, наши кварти­ры располагались на одной лестничной клетке. Летом 1957 года я и Эльвира Владимировна вернулись в Уфу: мы ждали рождения нашей дочери Елены.

Художники Павел Салмасов и Риф Абдуллин

Художники Павел Салмасов и Риф Абдуллин

В Уфе я сразу же поступил на работу в Башкир­ский творческо-производственный комбинат Художе­ственного фонда РСФСР, где проработал художни­ком до самого ухода на пенсию и где работали прак­тически все башкирские художники. Работая в Худо­жественном фонде и выполняя порой очень сложные заказы, я не раз вспоминал своих учителей, которые научили меня азам живописи в Уфимском театрально­-художественном училище. Это великий башкирский живописец Александр Эрастович Тюлькин и замеча­тельный педагог и художник Борис Фёдорович Лалетин. Я много общался с ними и после окончания учили­ща — общался практически всю жизнь. Творческие наставления Александра Эрастовича, его страстный призыв отдавать себя искусству без остатка, внима­тельное отношение к моим произведениям я всегда воспринимал с огромной благодарностью. С той же благодарностью вспоминаю и известного башкирско­го художника, участника Великой Отечественной вой­ны, преподавателя училища Рахима Усмановича Ишбулатова: именно он организовал нам, студентам-дипломникам, поездку в Москву. Какое это было сча­стье! Мы впервые увидели Кремль, гуляли по истори­ческой брусчатке Красной площади, не раз бывали в Третьяковской галерее, где «вживую» увидели произведения великих русских художников, которые до этого видели только в репродукциях. И жили мы в уди­вительном месте — в одном из классов знаменитого на весь мир художественного института им. В.И. Сури­кова, учиться в котором для любого молодого челове­ка, мечтающего стать художником, было невероятным счастьем. Нет, забыть всего этого просто невозможно! А подарил нам это счастье Ишбулатов.

1969 год, Уфа. П.П. Салмасов (справа) с М.А. Назаровым.

1969 год, Уфа. П.П. Салмасов (справа) с М.А. Назаровым.

Уже в 1957 году я начал работать над темой карьера. Первый эскиз будущей картины был показан на республиканской выставке в Уфе и был принят с одобрением. Более того, для того чтобы моя работа над выбранной темой была наиболее результативной, я по рекомендации правления Союза художников Башкирии в том же году был направлен в Дом творчества им. Д.Н. Кардовского в Переславле-Залесском, где проработал два потока. Результатом моей творческой стажи­ровки стала картина «Карьер», которую сразу же приняли на всесоюзную молодёжную выставку в Москве.

В течение своей жизни я много путешествовал по нашей стране: бывал в Ростове Великом, Ярославле, Суздале, Владимире, Ферапонтовом и Кирилло-Белозерском монастырях. И везде я поражался красоте и величию древнерусской архитектуры: какая она пре­красная и могучая! Описать свой восторг словами тру­дно — эту красоту нужно видеть. Мне очень хотелось выразить свои чувства на полотне, но работать над этой темой вдали от поразивших меня памятников ар­хитектуры, как мне кажется, невозможно: нужно обя­зательно ходить по этой земле, видеть и чувствовать это чудо, созданное умом и руками человека. Моя меч­та не сбылась, и я об этом очень жалею.

Художник Павел Петрович Салмасов

Художник Павел Петрович Салмасов

В Кириллове жил мой дядя и другие родственни­ки, и в 1966 году я вместе с женой, мамой и братом по­сетил свою родину, село Рудаково, в котором я родил­ся и которое располагается совсем недалеко от Кириллова. В родном доме я снова ощутил детское чув­ство горести, связанное с войной и ранней смертью от­ца. Это чувство я так и не смог забыть. А ведь я так хо­тел побывать в родном доме! Как будто радости не ос­талось совсем — видимо, горя было всё-таки больше. Но настоящую радость я испытал в других горо­дах, в первую очередь в Москве и Ленинграде, где жи­ли родственники моей жены. С моим другом, замеча­тельным уфимским художником Михаилом Алексееви­чем Назаровым, в 1969 году я побывал в творческой по­ездке по Армении и Грузии. Благословенные края, ве­личественная природа, гордые и красивые люди, древ­нейшие памятники архитектуры, а рядом — умный и душевно тонкий мой друг! С другим моим другом, Ана­толием Ивановичем Платоновым, я ездил в Вильнюс. Побывал в городах Ленинградской области — Нарве, Усть-Нарве и Ивангороде — и ещё много путешество­вал (ездил и ходил пешком) по родной Башкирии.

Картины Павла Петровича Салмасова

Литературная обработка текста рукописи
Светланы Игнатенко

Продолжение следует...