Живопись. Фотография. Дизайн.

Register Login

Родные лица и типажи эпохи. Художник Николай Ярошенко. Часть 2.

Николай Ярошенко. Извержение вулкана. 1898 год. Холст. Масло. 71 Х 134

Традиция «картинного» портрета, истоки которой в российском художе­ственном контексте коренятся в твор­честве К. Брюллова, А. Венецианова, органично адаптируется и развивается backforfree.ru в портретной живописи Н. Ярошенко. Наи­более ярко и органично эта тенденция реализуется в цикле семейных портретов художника, что и является отличитель­ной особенностью калужской коллек­ции Н. Ярошенко. Семейные портреты художника принадлежат к типу камер­ного лирического портрета, с элемента­ми жанровости и повествовательности. Нередко и в самом названии портрета («За чтением газеты», «Портрет дамы с кошкой») подчеркивается эта особен­ность создания картинного образа. Каж­дый из портретов родственников худож­ника — это прежде всего картинный образ с тщательно выстроенной струк­турой художественного повествования и в то же время изображение конкретного человека с индивидуальной психологи­ческой характеристикой модели.

Так, спокойные, с бытовым пове­ствовательным элементом, элегически выстроенные образы созданы художни­ком в портретах родителей. На портрете матери, написанном в 1877-1879 годах, изображена Любовь Васильевна Ярошен­ко, урожденная Мищенко, дочь отставно­го поручика артиллерии, мать Николая Александровича и Василия Александро­вича Ярошенко. Это поясной портрет ста­рой женщины, в черном платье с белым воротничком, сидящей в кресле, облоко­тившись о крышку стола. Изображение элементов интерьера (спинки кресла и части стола) вносит в художественную структуру картинного образа элемент жанровости, повествовательности.

Николай Ярошенко. Портрет няни. 1870-е. Холст. Масло. 74 Х 61.

Николай Ярошенко. Портрет няни. 1870-е. Холст. Масло. 74 Х 61.

Портрет отца, имеющий второе название («За чтением газеты»), был создан в 1890 году. На обороте на хол­сте сохранилась надпись: «Н. Ярошенко 1890». Александр Михайлович Ярошен­ко, дворянин Черниговской губернии, посвятил себя военной службе, дослу­жился до чина генерал-майора, в кото­ром и вышел в отставку. Как видно из его послужного списка, Александр Михайлович Ярошенко был высокообра­зованным человеком, владевшим фран­цузским, немецким и латинским языка­ми. «Честь и служение долгу были для него святыней, перед которой должно было преклоняться все в жизни, и в тех же началах воспитывалась вся семья», — так пишет о нем в своих воспоминаниях художник И. С. Остроухов.

Напротив, изображение брата («Пор­трет брата», 1883-1884) Василия Александровича Ярошенко, преиспол­нено напряжения и внутренней экс­прессии. Картинный образ, созданный художником, являет собой тип русского интеллигента, постоянно находящегося в поиске «смысла бытия». При этом живописно-формальное решение про­изведения органично соответствует идейной наполненности образа. Как свидетельствуют исторические и архив­ные источники, Василий Александрович Ярошенко был человеком разнообраз­ных дарований и увлечений. Будучи но профессии инженером-технологом, руководил строительством главного дома усадьбы в 1895-1899 годах. Пред­положительно, В. А. Ярошенко и был автором проекта знаменитого усадеб­ного дворца, сооруженного в стиле ита­льянской виллы. В селе Павлищево он занимался распространенной в конце XIX в. в России благотворительностью: построил четырехклассную каменную школу, помогал крестьянам в строитель­стве домов и обзаведении хозяйством. Увлекался естественными науками, в созданной им в Павлищеве лаборато­рии занимался химическими опытами. Зиму супруги Ярошенко проводили в Италии, где у них была вилла, а летом приезжали в Степановское-Павлищево Калужской губернии на свою любимую «лесную дачу». Жизнь в имении в летнее время протекала неспешно и размерен­но. «До обеда хозяева проводили время наверху, каждый отдельно занимался в своем кабинете чтением и научными опытами. В два часа к обеду ударяли внизу в гонг, звуки которого разноси­лись по дому и парку. Все собирались в большой столовой к столу, красиво укра­шенному букетами. За стол садились ежедневно человек 12-16. Хотя детей у Ярошенко не было, но каждое лето в Степановском гостила многочисленная студенческая молодежь: Милорадовичи, Беневские и другие родственники хозя­ев. Молодежь все лето играла в кегли и городки на отличных площадках, зате­ненных липами в парке; гости купались в купальне, катались по Тече в лодках».

Николай Ярошенко. Портрет брата. 1883-1884. Холст. Масло. 88 Х 69.

Николай Ярошенко. Портрет брата. 1883-1884. Холст. Масло. 88 Х 69.

В 1910-е годы Елизавета Платоновна и Василий Александрович Ярошенко уез­жают из России и остаются в Италии.

Для Ярошенко-художника вечный образ времени — не только человек, но и природа. Живописная интерпретация природных мотивов находит свое выра­жение в пейзажах мастера, представлен­ных в калужской коллекции. Художник достаточно органично чувствует себя и на пленэре, создавая натурные этюды Кавказа («Этюд горной речки»), и в работе над пейзажем-картиной («Извер­жение вулкана», 1898).

Ярошенко восторженно любил при­роду Северного Кавказа. Под впечат­лением от путешествий по горам в 1880-е годы художником была созда­на серия этюдов, которые экспонировались на XI выставке передвижников 1883 года и XVII передвижной выстав­ке 1889 года. Свежо, живописно, сочно написаны этюды горных речек, балок и окраин Кисловодска, горные хребты, ущелья, облака, закрывающие вершины Эльбруса, сочная зелень его подножий. Вероятно, в эту серию входил и «Этюд горной речки». Написанный на пленэ­ре, свежий, натурный, он обращает на себя внимание непосредственностью и тонким чувствованием природы. Влади­мир Стасов восторженно отзывался об этюдах Ярошенко: «Какие прекрасные этюды с натуры написал в прошлом году, да и в нынешнем, Ярошенко!». По поводу этих пейзажей «Художественные ново­сти» писали: «очень хороши виды Кавка­за Н. А. Ярошенко, составляющие плод его путешествий в этот край. До сих пор мы знали Ярошенко как портретиста, теперь узнаем в нем художника, наделенного большой способностью к пейзажу. Выставленные им 18 этю­дов, снятых прямо с натуры, дока­зывают, что он обладает тонким чутьем к впечатлениям природы, непосредственностью и своеобра­зием в их передаче и способностью держаться в сильных и ярких кра­сках, соблюдая их естественность и гармоничность».

Пейзаж «Извержение вулка­на», подписной, датированный 1898 годом, был создан под впечат­лением от путешествия по Италии, где, по словам художника, он «видел много чудес — лазил на Везувий и Этну, видел как дышат, злятся и проказят эти чудовища», удивлялся, «как беспечно на их боках располо­жились бесконечные человеческие муравейники, выстроенные на развалинах прежних» и старался «утащить хоть капельку тамошнего света и красок — на полотне». Как всякое истинное произведение искус­ства, пейзаж с вулканом Ярошенко вызывает разнообразные ассоциации: это и реалистический образ природной стихии, и образ-символ будущих соци­альных потрясений России, пророче­ски воссозданный кистью художника.

Н.А. Ярошенко был связан своей жиз­нью и творчеством с Калужским краем. По свидетельству П. И. Васильевой, он приезжал в имение и писал там некоторые из своих картин: «Н. А. Ярошенко бывал в Степаиовском и там писал картину «На качелях», она изображает сцену люби­мого народного развлечения — качаться на качелях на праздник «Венки» — Духов день в соседней деревне Павлищево». Для исследователей усадебной художе­ственной культуры остается открытым вопрос о месте создания калужской кол­лекции произведений Николая Ярошен­ко, которая является ярким отражением творческой концепции художника: «зада­чи и содержание произведений искусства могут и должны быть так же разнообраз­ны, как и сама жизнь».