Живопись. Фотография. Дизайн.

Register Login

Художник Митрофан Греков – летописец гражданской войны

Художник Митрофан Греков – летописец гражданской войны

Оказавшись в годы револю­ции в центре развернув­шейся гражданской войны на Юге России, Митрофан Борисович Греков (1882-1934) соз­дал целый ряд батальных картин. В них с большой художественной силой отразил важнейшие события и эпизоды, сам дух противоречивой эпохи. Нежно любимая им Донская земля, где он родился и рос, степной раздольный пейзаж стали в его про­изведениях тем фоном, на котором стремительно развивается сюжетное действие. Его знаменитая «Тачанка» (1925), «Отверженные» (1922), «В отряд к Буденному» (1923), «Ночная разведка» (1924), «Кавалерийская атака» (1927), «Бой под Егорлыкской» (1928), «Трубачи Первой Конной» (1934), «На Кубань» (1934) и другие картины давно уже стали классикой советской живописи. Произведения Грекова хранятся в крупнейших музеях нашей страны, в том числе в Государственной Третьяковской галерее. После смерти баталиста его именем были названы студия воен­ных художников в Москве, Одесское и Ростовское художественные училища. В Новочеркасске, где с конца 1917 по 1929 год жил и работал художник, в 1957 году был открыт мемориальный Дом-музей М. Б. Грекова.

О художнике издано несколько капи­тальных монографий, написаны мно­гочисленные статьи. Содержащаяся в них однобокая оценка творческого наследия мастера исключает всякую возможность объективного анализа его художественных произведений. Везде содержится характеристика баталиста как «певца Первой Конной армии». Мы не найдем в этих публикациях даже упоминания о том, что Греков происходил из старинного казачьего дворянского рода, не узнаем, что его родной брат Александр воевал в рядах Добровольческой армии, а потом эми­грировал за границу. И только в наши дни его наследники из далекой Канады смогли приехать в Россию и побывать на своей исторической родине. Мы не прочитаем также, что в белогвардей­ском Новочеркасске Грековым были написаны картины на тему белого движения «Смерть Л. Г. Корнилова» и «Бредут», последняя из которых летом 1919 года демонстрировалась в сто­лице кубанского казачества городе Екатеринодаре (Краснодаре) в здании Дворянского собрания. В советское время не могло быть и речи о написан­ ном художником портрете выборного атамана Войска Донского генерала А. М. Каледина, а также об инициативе Грекова по созданию «Музея граждан­ской войны 1918 года» в «гнезде контр­революции», в Новочекасске.

Митрофан Греков. Тачанка. 1925 год. Холст. Масло. 83 x 114. Государственная Третьяковская галерея, Москва.

Митрофан Греков. Тачанка. 1925 год. Холст. Масло. 83 x 114. Государственная Третьяковская галерея, Москва.

Достаточно внима­тельно проанализиро­вать ранние картины Митрофана Грекова — «Корниловцы на при­вале» (1919), «Красноармейцы врываются в станицу, занятую деникинцами» (1919), «Отступают» (1919) или «Вступление полка им. Володарского в Новочеркасск» (1920), чтобы усомниться в надуманных рассужде­ниях, идеологических натяжках по поводу их содержания. Будто бы в них художником отчет­ливо выражена идея «военного и мораль­ного разгрома белой армии», «враждебной народу». Что касается бедноты, «Греков был «своим», ему доверя­ли», а «офицеры-дво­ряне оскорбительно напоминали живопис­цу о своем происхож­дении». За такими идеологическими пас­сажами скрыты истин­ные и далеко не про­стые факты творческой биографии художника.

Небольшую по разме­рам картину «Отступают» вообще можно принять за своеобразную иллюстрацию к «Тихому Дону» М. А. Шолохова, не зная, что роман тогда еще не был написан и художник о нем ничего не слышал. Изображенный на первом плане карти­ны раненый молодой офицер, погружен­ный в свои невеселые думы, напоминает Григория Мелехова, а сидящий на сле­дующей за ним подводе седобородый старик — Пантелея Прокофьевича, его отца. Удивительно точны психологиче­ские типы белого офицера, обуреваемо­го сомнениями, и старого, домовитого казака, озлобленного и непримиримого. Нельзя не поразиться такому совпаде­нию, художественной зоркости батали­ста, выхватившего из самой глубины жизни этот сюжет, послуживший для великого писателя развернутой темой романа-эпопеи.

Митрофан Греков. В отряд к Буденному. 1923 Фанера, масло. 37 x 52. Государственная Третьяковская галерея, Москва.

Митрофан Греков. В отряд к Буденному. 1923. Фанера, масло. 37 x 52. Государственная Третьяковская галерея, Москва.

В «Автобиографии» Греков назы­вает себя «сторонником революции», но, будучи очевидцем карательных экспедиций красногвардейских отрядов, «пришельцев», по его соб­ственному выражению, по казачьим хуторам и станицам, вряд ли мог так безоговорочно стать на клас­совые позиции большевиков, как это утверждают его биографы. Он был не политиком, а действитель­но большим художником, поставив­шим перед собой цель: запечатлеть в живописи происходившее на его глазах, при этом не погрешив про­тив правды. И эту творческую мис­сию он выполнил, отразив в своих батальных произведениях яростную борьбу противостоящих сил — белых и красных. Трагическое поражение Добровольческой армии и ликующую победу Красной армии. Поэтому грековское творчество гораздо сложнее, значительнее и масштабнее, нежели представлялось до сих пор. Грекова по праву следует назвать летопис­цем гражданской войны, и это более точное определение того, что ему удалось совершить.

Горячо любя свою родину, Греков отказался от предложения эмигри­ровать вместе с белой армией. Он сделал свой выбор и должен был принять новую власть. К счастью, художника нашел и поддержал его предложение написать цикл кар­тин на тему «Гражданская война» К. Е. Ворошилов, тогда командующий Северо-Кавказским военным окру­гом. Это спасло художника от подо­зрений и преследований, дало воз­можность продолжить творческую работу. В трудные годы разрухи и голода Ворошилов помогал Грекову художественными материалами и продовольствием. Без этого, навер­ное, баталист не создал бы такого количества первоклассных произве­дений. Во всяком случае, они бы не дошли до широкого зрителя.

Митрофан Греков. Трубачи Первой конной. 1934. Холст. Масло. 127 x 157.

Митрофан Греков. Трубачи Первой конной. 1934. Холст. Масло. 127 x 157.

Обстановка на культурном фронте была далеко не идеальна. Ученик К. К. Костанди, И. Е. Репина и Ф.А. Рубо, Греков боролся за утверждение реализма в советской живописи. Да, он был искренним и убежденным сторонником метода социалистического реализма, опи­рающегося в период становления на демократические завоевания пере­движников. Это потом метод превратился в идеологический пресс. Засевшие же на руководящих постах в культуре пролеткультовцы, отри­цавшие школу, мастерство, знания, насаждали формалистическое искус­ство и чинили всяческие препоны художникам-реалистам. He про­пускались на крупные московские выставки и работы Грекова, считав­шиеся в чиновничьей среде «уста­ревшими» и «маловыразительными». И только личное вмешательство Ворошилова и других командиров Красной армии, заинтересованных в творческой судьбе художника, помогли ему преодолеть эти пре­пятствия. Все это помешало Грекову осуществить широко разработанный и продуманный им план развития в стране монументального искусства панорамной живописи. При жизни художник смог реализовать только одну диораму — «Взятие Ростова» (1929), которая погибла в годы Великой Отечественной войны.

Попытки некоторых современных исследователей причислить Грекова к стану художников, мифологизирую­щих изображаемые события и спо­собствующих утверждению тоталита­ризма, не имеют под собой никаких оснований. Он не писал огромных помпезных полотен, прославляющих советских руководителей, иллюстрирующих коммунистические идеи. Если художник иногда изображал в своих батальных картинах военачаль­ников Красной армии, то это непре­менно было обусловлено правдиво­стью избранного им сюжета. Греков, как и многие великие мастера про­шлого, сохранял творческую незави­симость.

Митрофан Греков. Атака шведов ярославскими драгунами у деревни Эрестфер 29 декабря 1701 года. 1914. Холст. Масло. 106х200.

Митрофан Греков. Атака шведов ярославскими драгунами у деревни Эрестфер 29 декабря 1701 года. 1914. Холст. Масло. 106х200.

Мемориальный Дом-музей Гре­кова, являющийся филиалом Музея истории донского казачества, был соз­дан благодаря стараниям жены худож­ника — Антонины Леонидовны. Она передала в Новочеркасский музей и в Ростовский областной музей краеве­дения картины, в основном раннего периода, большое количество этюдов (свыше 800), личные вещи баталиста. В организации музея также приняли участие племянницы художника — Татьяна и Елена Терентьевна Грековы, последняя стала его первой заведую­щей. Типичный казачий курень на тихой окраине Новочеркасска, усадь­ба с постройками и садом сохрани­лись такими, какими были при жизни Грекова. Скромная обстановка уют­ных комнат, просторная мастерская с его произведениями на стенах. Инженерная доска, широкое окно на бескрайние донские дали — все это вызывает ощущение присутствия художника. Прямо из этого окна он писал этюды, которые здесь же экспонируются. Реализм своего творческого метода баталист постоянно подкреплял работой с натуры.

Частыми гостями Дома-музея бывают московские художники из Военной студии, которая носит имя Митрофана Борисовича Грекова. В фондах музея собрана коллекция про­изведений художников-грековцев, в том числе и работы Народного худож­ника СССР Н.В. Овечкина (1929-1993). Жизнь и творчество Овечкина тесно связаны с Новочеркасском. Он не только продолжил традиции своего учителя, но и осуществил его заветную мечту по продвижению панорамного искусства. Николай Васильевич — автор многих диорам в России, в Белоруссии, в Украине, самой большой панорамы в Европе — «Плевенской эпопеи» (1977) в Болгарии. Творчество Грекова вос­требовано зрителем и по-прежнему служит вдохновляющим примером для художников.

Митрофан Греков. Тачанка (Выезд на позиции). 1933. Холст, масло. 150 x 300. Государственная Третьяковская галерея, Москва

Митрофан Греков. Тачанка (Выезд на позиции). 1933. Холст, масло. 150 x 300. Государственная Третьяковская галерея, Москва.

И как бы сегодня ни относились к периоду гражданской войны в исто­рии России, ее причинам и роли в дальнейшей судьбе страны, произ­ведения Митрофана Борисовича Грекова и для последующих поколе­ний останутся школой мастерства, волнующими художественными документами суровой эпохи великих клас­совых битв.