Живопись. Фотография. Дизайн.

Register Login

Художник Бунуа Шарль Митуар и портреты сестер Апраскиных

Художник Бунуа Шарль Митуар и портреты сестер Апраскиных

Среди художников есть такие, жизнь которых изучена полно, большинство произведений, сосредоточенных в крупных музейных собраниях, досконально исследованы. Есть мастера, которым повезло гораздо меньше, чье наследие затерялось в лабиринтах времени, произведения, составлявшие изначально единые коллекции, распались по различным собраниям, а о жизни художника сохранились самые немногочисленные сведения.

К числу таких мастеров относится художник начала XIX века Бенуа Шарль Митуар, занимавшийся портретной и бытовой живописью. О его жизни не найдено никаких новых дан­ных, кроме тех, что приводит еще А. П. Мюллер в своих книгах 1920-х годов. Известно, что художник приехал в Россию около 1801 года, так как этим временем датирует­ся первый исполненный им здесь портрет Павла I. В 1806 году он получил русское подданство, а осенью 1813 года — звание академика Петербургской академии художеств за портрет профессора Ф.Ф. Щедрина. То есть к 1810-м годам Митуар был уже сложив­шимся мастером. Именно к этому периоду относятся первые извест­ные на сегодняшний день произ­ведения мастера. Митуар, один из ярких представителей романтизма в живописи, судя по всему, принад­лежал к поколению художников-романтиков А. Г. Варнека, О. А. Кип­ренского, В. А. Тропинина.

Несмотря на скудность сведений и нечастое упоминание в литера­туре, сохранившееся творческое наследие мастера необычайно вели­ко и охватывает период с 1810-х по 1830-е годы. Только на Таврической выставке присутствовало семь его бесспорных произведений. В Библиографическом словаре при­водится наиболее полный список работ живописца, включающий 17 наименований. На сегодняшний день в различных музеях России хранится по самым скромным под­ счетам более 30 работ этого худож­ника. В XX в. его имя совершенно незаслуженно выпало из поля зре­ния исследователей, если не считать пары статей о его портретах. До сих пор нет ни одного монографиче­ского исследования, посвященного творчеству этого художника.

Цель данной статьи — ввести в научный оборот два портрета Митуара, которые не были до сих пор опубликованы. Речь идет о пар­ных портретах сестер Апраксиных: Софьи Степановны (1798-1886) и Натальи Степановны (1796-1890). Оба упомянутых изображения были написаны для подмосковной усадь­бы вплоть до 1928 года, когда их передали Дмитровскому историко-художественному музею-заповеднику, в экспозиции которого они и находятся до сих пор.

Б.Ш. Митуар. Н.С. Апраксина. 1810-ые. Холст. Масло. ДИХМЗ.

Б.Ш. Митуар. Н.С. Апраксина. 1810-ые. Холст. Масло. ДИХМЗ.

Митуар, по всей видимо­сти, при жизни был очень молодым художником и имел целый ряд высокопоставленных постоянных, как бы мы сейчас сказали клиентов, одним из которых и был Степан Степанович Апраскин, отец изображенных на портретах девушек. Кроме упомянутых произведений, Митуар написал для Ольгово огромный портрет в рост С.С. Апраскина и девять жанровых сцен изображением событий государственного масштаба, в которых участвовали сами владелец усадьбы, его отец и адмирал Ф.М. Апраскин, приходившийся родственнику хозяину Ольгово. Таким образом демонстрировалась важная роль, которую играли представители рода Апраскиных в государственных делах на протяжении всего XVIII века начиная с петровских времен. Эти цены, большие полотна горизонтального масштаба, украшали парадную лестницы усадьбы. Парадный портрет хозяина усадьбы предназначался для двухсветной залы. Из всех вышеупомянутых работ по письменным источника известна лишь эта, так как она была отобрана для Таврической выставки.

Изображения двух дочерей Степана Степановича, судя по прическе и анитикизированным белым платьям, созданы в 1810-е годы, то есть явля­ются одними из ранних произведений Митуара. Уточнить датировку помо­гают биографии героинь. В 1817 году старшая из них — Наталья — вышла замуж за князя С. С. Голицына, где на церемонии бракосочетания звучала живая музыка на свадьбу, и моло­дые переехали жить сначала в имение Сокольники, которое С.С. Апраксин купил специально для дочери, а затем в Петербург. Вскоре вслед за старшей сестрой вышла замуж и Софья, и в 1819 году у нее уже родился перве­нец — сын Григорий. Портреты были написаны скорее всего до замужества, то есть до 1817 года. Не противоречит это и возрасту изображенных. На вид им приблизительно 15-17 лет.

Несмотря на то, что на изобра­женных одинаковые платья и шали, и налицо стремление подчеркнуть их полное соответствие друг другу, заставить зрителя воспринимать их как единое целое, художнику удается передать индивидуальные особенности каждой героини. Лицо младшей, Софьи, еще по-детски наивно. Она несколько замкнута в себе, взгляд ее широко распахну­тых карих глаз недоверчив и строг. Девушка еще неуверенно чувствует себя в роли модели; примерив наряд взрослой барышни, она в душе еще осталась юной девочкой. Как писал Врангель: «У Митуара не было кар­тин на события дня, не было даже попытки представить «манеру жить» его времени. Все его люди — отуманенные грезой мечтатели: мужчины все храбры, женщины все поэтич­ны... Когда смотришь на портреты Митуара, то не видишь то или иное лицо, но, несомненно, чувствуешь и понимаешь эпоху „Войны и мира“». Художнику именно в этом портрете удалось наиболее точно передать дух александровского времени, воссозданный позже Л. Н. Толстым в знаменитом романе. Погружая модель в мир собственных чувств и переживаний, мастер отдает дань романтизму.

Б.Ш. Mumyap. С.С. Апраксина. 1810-ые. Холст. Масло. ДИХМЗ.

Б.Ш. Mumyap. С.С. Апраксина. 1810-ые. Холст. Масло. ДИХМЗ.

Наталья Степановна, напротив, представлена вполне взрослой свет­ской дамой, уверенной в себе и исполненной чувства собственного достоинства. Ее взгляд полон спо­койствия и любезной сдержанности. Она, нимало не смущаясь, смотрит прямо на зрителя, приглашая его к общению, «позволяя» себя рассма­тривать. Она непринужденно и есте­ственно позирует художнику, в ее манере держаться чувствуется уже сложившаяся привычка держаться в светском обществе. Но за маской приветливости героиня умело скры­вает свои внутренние переживания.

В целом портреты имеют очень камерный характер. Это «фото­графия на память», сделанная не для парадных, а для жилых покоев усадебного дома. Это как раз тот случай, когда заказчика и моделей связывали глубоко личные пережи­вания и чувства, и портреты долж­ны были сохранить светлые воспо­минания о дорогих сердцу людях, их лице, привычках, характере, их внутреннем мире.

Что касается биографии изобра­женных, обе сестры прожили долгую жизнь. Они были известны благотво­рительной деятельностью. Наталья Степановна, о которой писали, что она «до конца дней своих была весе­лого и общительного характера и удивительной доброты», была очень начитанной и образованной дамой. Она принимала в своей гостиной Пушкина, Крылова и других писа­телей и поэтов. В ее имении Гринев Черниговской губернии была гро­мадная библиотека, гобелены, кар­тины, целая коллекция этрусских ваз. Софья Степановна, дом кото­рой на Садовой считался оплотом старых московских традиций, явля­лась учредительницей «Дамского Попечительства о бедных», осно­вала Комиссаровское техническое училище, участвовала в деятельно­сти Тюремных комитетов. Она была похоронена в Москве в Донском монастыре.

Рассматриваемые нами портре­ты написаны достаточно сглаженно, лаконично и как-то суховато. Ни одной лишней детали, ни одного неосторожного мазка. Художник умело моделирует объем. Лицо млад­шей написано очень плавно, гладко, незаметно для глаза. Напротив, в лице старшей вдоль линии подбо­родка едва намечен резкий пере­ход от света к тени. Этот прием выделять резким контрастом свет­лую и темную часть лица получит свое дальнейшее развитие во мно­гих портретах художника и станет, если и не его визитной карточкой, то по крайней мере тем штрихом, который определяет индивидуаль­ный творческий почерк Митуара.

В живописной манере мастера не удается проследить некой непре­рывной эволюции, поступательно движения, когда мы можем гово­рить о том, что определенные при­емы письма характерны для опреде­ленных этапов его творчества. Его произведения, порой очень сильно отличные по манере письма друг от друга, объединяет наличие практи­чески везде подписи самого масте­ра. Если сравнивать эти два пор­трета с более поздними работами художника, то здесь мы еще видим последовательное воплощение принципов романтического портре­та с его вниманием к личности, в то время как в двадцатые годы худож­ник отходит от идей романтизма, что соответствовало общим тенден­циям в развития живописи. На его женских портретах будут представ­лены миловидные красотки с иде­ально правильными чертами лица, но лишенные всякой индивидуаль­ности.

В данной статье мы рассмо­трели два редких образца ранней портретной живописи очень мало изученного французского мастера. В целом творчество Б. Ш. Митуара еще ждет глубокое и всестороннее исследование.