Живопись. Фотография. Дизайн.

Register Login

Век радио

Век радио

В течение 15 лет кандидат технических наук Виталий Брусникин занят коллекционированием, реставрацией и сохранением образцов радиоаппаратуры XX века: радиоприемников, аппаратов граммофонной и магнитной записи, измерительных приборов, а также граммофонных пластинок. Сегодня мы представляем читателям краткий обзор, иллюстрированный фотографиями экспонатов авторской коллекции. Зародившийся в свое время как одно из хобби, интерес к истории техники перерос со временем в сферу научных интересов автора. Сегодня в его планах — создание частного музея истории радио.

Все дальше остается бурный и неоднозначный XX век, и среди всех звучных эпитетов, которы­ми мы привыкли его награж­дать, вполне закономерным будет и определение «век радио». Беспровод­ная звуковая трансляция, зародившая­ся в начале второго десятилетия XX в., стала первым и ведущим по охвату аудитории средством масс-медиа на протяжении столетия, даже несмотря на появление во второй половине века телевидения и цифровых средств ком­муникации. Конечно, развитие радио­вещания было невозможным без созда­ния разветвленной радиопередающей сети, но для обычного человека радио и поныне ассоциируется с устройством, которое находится у него в пользова­нии — с радиоприемником.

За всю историю радиовещания неоднократно менялись поколения аппаратуры, и сохранение образцов радиоприемников в музейных фон­дах и частных коллекциях представ­ляет собой закономерный историко­-технический, социальный, да и просто эстетический интерес. Ведь радиопри­емники адаптировались к интерьерам был единственным информационным «окном» в мир, и поэтому становился своего рода «любимцем семьи», зани­мая господствующее место в интерьере в силу также и своих немалых габари­тов.

Звезда-54. 1954. Завод «Мосприбор».

Звезда-54. 1954. Завод «Мосприбор».

1920-е годы... Радио в нашей стра­не начиналось как техническая дико­винка, совладать с которой были спо­собны лишь любители-энтузиасты. Разработанные в начале века прин­ципы радиовещания воплощаются в первых крупных радиостанциях, уже способных донести до слушателей на большие расстояния горячие ново­сти, сводки погоды и мастерство зна­менитых и любимых музыкальных исполнителей. Первые радиоприемни­ки — несуразные на вид, простые, но вполне работоспособные, были выпол­нены умельцами по чертежам из специальных журналов. Государственным декретом 1924 года «О свободе эфира» право владения такими устройствами было узаконено, и приемники нача­ли выпускаться промышленностью. Вначале это были довольно примитив­ные детекторные радиоприемники, а затем — содержащие несколько радио­ламп для усиления принимаемого сиг­нала. Комфортность прослушивания тогда была еще недостижимой, но насколько же удивительно было услы­шать в деревенской избе-читальне, городском клубе или у себя в комнате голос и музыку из далекой Москвы! Пусть даже очень тихо, в наушниках и нередко — с шумами и срывами приема. Приемники 1920-х годов со светящимися радиолампами на крыш­ке корпуса, наружными сотовыми и корзиночными катушками, рупорами в виде лебединой шеи — совершенно самостоятельная ветвь технической эстетики, они до сих пор заворажива­ют взгляд любителей, коллекционеров и посетителей музеев.

Рассвет. 1959. Муромский завод РИП.

Рассвет. 1959. Муромский завод РИП.

В начале 1930-х годов приемники заговорили громче и чище, возросло и число принимаемых радиостанций. Знакомый по кадрам кинохроники громкоговоритель «Рекорд» — «черная тарелка» — совместно с приемником впервые озвучил комнату. Но на пол­ках магазинов найти радиоприемник было невозможно — настолько мало их выпускалось у нас. Потребительским товаром приемники стали разве что к началу 1940-х, когда возросло коли­чество моделей, увеличились объемы выпуска. В приемники для удобства начали встраивать устройства для про­игрывания граммофонных пластинок. Но — разразилась война...

Восстановить довоенную ситуацию с трудом удалось к концу 1940-х годов, и развитие устремилось дальше. В 1950-х годах в квартирах наших граждан появи­лись массивные, отделанные ценными породами дерева аппараты, обладавшие бархатным звучанием. В их внешнем облике отражался труд профессиональ­ных художников-дизайнеров. Когда слушатель вращал рукоятку настрой­ки, обилие принимаемых отечествен­ных и заграничных станций создава­ло у него захватывающее ощущение «путешествия по эфиру». Разноязычный говор часто перекрывался назойливым шумом станций-«глушилок» — плоды начавшейся холодной войны.

ДЛ-3. 1925. Московский электромеханический завод.

ДЛ-3. 1925. Московский электромеханический завод.

1960-е годы — время всеобщей доступности радиоприемников для нашего населения, оборотной сторо­ной которой стала стандартизация их конструкций и внешнего вида. Для снижения цены заводы начали жерт­вовать качеством отделки корпусов, тщательностью дизайнерских решений, а подчас — и качеством звучания. С другой стороны, прогресс в сфере тех­ники позволил расширить набор функ­ций приемников: появились аппараты с цветомузыкой, встроенным таймером, магнитофоном, первые стереофониче­ские модели.

Быстро развивающееся телевидение начало создавать изрядную конкурен­цию радиовещанию. Ответом радио стало появление в начале 1970-х годов портативных приемников, где вместо радиоламп уже применялись твердо­тельные усилительные приборы — транзисторы. Можно себе представить, насколько интересно и удобно было впервые воспользоваться приемником на природе, на пляже! Ведь до появ­ления портативных телевизоров было еще далеко.

ЭЧС-2. 1932. Московский завод имени Орджоникидзе.

ЭЧС-2. 1932. Московский завод имени Орджоникидзе.

Так был дан старт миниатюри­зации радиоприемников, завер­шившейся к началу 1990-х годов стереофоническими моделями размером с нагрудный кулон. Интересно, что и в самом конце XX в., и вплоть до настоящего вре­мени радиовещание не сдает своих позиций. Функция радиоприема, наряду со множеством других ком­муникативных функций, встраи­вается теперь в одно небольшое устройство — коммуникатор. А радиоприемник как самостоя­тельная конструкция навсегда останется в ушедшем XX столетии, напоминая о себе теплым светом радиоламп и благородным звуком, раздающимся из красивого дере­вянного футляра.

Виталий Брусники, ОАО «Север-Западный Телеком»

Журнал «Мир музея», 2008 год.